НовостиПишите намПоискАрхив

КОРОНАЦИЯ ПО СЦЕНАРИЮ
Во время торжеств 1896 года царя охраняли даже воры
Одним из самых важных государственных мероприятий в Российской империи считались коронационные торжества, которые проходили в Успенском соборе Московского Кремля. Наряду с парадной стороной венчания на царство, значительную роль играла и организационная сторона этого грандиозного действа. В ней большое место занимали мероприятия, связанные с обеспечением охраны, прежде всего, главных действующих лиц – императорской четы и ее окружения.


Каждая из коронаций XIX века имела свои особенности. Так, подготовка к коронации Александра II в 1856 году прошла в кратчайшие сроки, так как страна была ослаблена проигранной Крымской войной (1853-1856 гг.) и фактически находилась на грани экономического кризиса. Несмотря на финансовые проблемы, церемонию провели пышно и торжественно, являя миру могущество России. Государственные расходы свели до минимума, а необходимые материальные ресурсы собирали со всех концов страны. Общая сумма расходов на коронацию составила 5 322 252 рубля 91 копейку.

С точки зрения государственной охраны, коронационные торжества прошли достаточно спокойно, поскольку еще не рассыпался твердый порядок, сформированный за три десятилетия правления Николая I. Судя по документам, серьезных опасений, связанных с возможностью какого-либо покушения на Александра II, не было. Поэтому задачи подразделений государственной охраны в целом носили демонстрационный характер. И всадники Собственного Его Императорского Величества конвоя были просто ярким, экзотическим элементом в красочной церемонии коронации.

О парадной стороне участия Собственного конвоя в коронации свидетельствует переписка командования конвоя с командиром Сестрорецкого оружейного завода. В январе 1856 года командование конвоя обратилось на Сестрорецкий завод с просьбой об изготовлении образцов новых ружей и пистолетов. Ружье должно было быть «со стволом, как у мусульманских ружей», 6-линейного калибра, с дугообразно-выдвижным прицелом. Пистолеты требовались одного с ружьями калибра. В начале апреля требуемые образцы были изготовлены и пристреляны. Оружие сделали на славу: например, «головки» пистолетов были выполнены из слоновой кости. Но интересно другое: конвойцы участвовали в коронации фактически с незнакомым оружием, поскольку только при сдаче им показали, как обращаться со сложным прицелом конструкции француза Минье.

Во время коронации 1883 года ситуация была совершенно иной, что было связано с трагической гибелью Александра II в марте 1881 года. Вопросам безопасности уделялось самое пристальное внимание. Были задействованы все подразделения государственной охраны, переброшенные из Петербурга в Москву. Для того чтобы общество получило необходимую информацию «о новом образе власти», на коронацию допускались корреспонденты «благонадежных» изданий по разрешению министра внутренних дел. Для обеспечения безопасности монарха на трассах его проезда в Москве привлекли 14 915 членов «Добровольной охраны».

Особое внимание уделялось организации «народного праздника» на Ходынском поле. Сам праздник был рассчитан на 400 тысяч человек. Несмотря на огромное число людей, пришедших на Ходынку, серьезных инцидентов не возникло. Если народ сбивался в толпы слишком плотно, их рассеивали наряды полиции и оркестры, маршировавшие сквозь толпу.

Коронационные торжества прошли в традиционных правилах. Сановная публика, правда, отмечала, что если на коронации 1856 года войск и полиции не было заметно, то на коронации 1883 года бросалась в глаза многочисленная охрана. Коронационная процессия открывалась Собственным конвоем. Толпу, придвигавшуюся слишком близко к императору, разгоняли казачьи отряды. Но в целом публика, помнившая трагическую гибель Александра II, с пониманием отнеслась к повышенным мерам безопасности. Торжества прошли без инцидентов. В 1883 году сумма затрат на коронацию составила 6 400 000 рублей.

Начало царствования Николая II сопровождалось возрождением в молодежной среде идеи цареубийства. Толчком к этому стала подготовка к коронации Николая II, которая была намечена на май 1896 года. Готовились к этому событию как подразделения государственной охраны, отвечавшие за безопасность царя, так и студенческая молодежь, мечтавшая о лаврах революционеров-мучеников – Желябова и Перовской.

Конкретные формы подготовка к террористическому акту приобрела в кружке московских студентов во главе с Иваном Распутиным. Они планировали закидать торжественную процессию бомбами либо с одной из колоколен, либо из окон. Студенты оборудовали лабораторию по кустарному изготовлению динамита. Уже в апреле 1895 года они провели в окрестностях Москвы боевые испытания бомб, но 4 мая 1895 года Московское охранное отделение арестовало всю террористическую группу (35 чел.).

Заметную роль в этой полицейской акции сыграл руководитель филерской службы Московского охранного отделения Евстратий Павлович Медников. Родившись в крестьянской семье, он прошел путь от рядового филера до руководителя филерской службы Москвы и Петербурга, выслужив потомственное дворянство. Еще в 1883 году за удачную организацию службы наблюдения во время коронации Александра III ему пожаловали медаль для ношения в петлице на Александровской ленте. После завершения коронации Николая II он получил золотой перстень с бриллиантом за активное участие в обеспечении безопасности царя. Именно его служба организовала еще в январе 1895 года непрерывное наблюдение за студентами-террористами, которое позволило нейтрализовать их попытку нового цареубийства.

Участники террористического кружка Ивана Распутина отделались относительно легко. Молодой император не хотел омрачать начало своего царствования казнями. Распутин был подвергнут одиночному заключению на 5 лет, с последующей высылкой на 10 лет в Якутию. Остальные участники террористического кружка получили более мягкие приговоры.

Готовилась к коронации и Дворцовая полиция. Все руководители этой спецслужбы уже обеспечивали безопасность коронации Александра III в 1883 году, когда ситуация в стране была значительно более тревожной. Поскольку в основу коронационных торжеств был положен принцип прецедента, то и мероприятия по обеспечению безопасности Николая II фактически копировали мероприятия 1883 года. В декабре 1895 года начальник царской охраны П.А. Черевин лично посетил Москву, чтобы окончательно решить все организационные вопросы. Он провел совещание с местными властями, принял участие в осмотре зданий, задействованных в коронации, утвердил положение о форме и порядке раздачи специальных билетов на трибуны.

Из Петербурга в Москву чины Дворцовой полиции выехали почти в полном составе. К Дворцовой полиции были прикомандированы жандармские и полицейские офицеры с нижними чинами. Численность всей группы составила 208 человек.

Уже 15 апреля в Москву прибыли первые сотрудники Дворцовой полиции. Они еще раз тщательно проверили все здания, так или иначе связанные с торжествами, распределили городовых по дворцам и постам в Кремле, проверили водопровод и канализацию.

Обязанности Дворцовой полиции во время коронации были весьма многочисленны и ответственны. Она контролировала в Москве выдачу билетов на торжества и их проверку. Это была трудоемкая, хотя и отработанная на предыдущих торжествах, процедура. Всего насчитывалось восемь категорий билетов, разного цвета и размеров, каждая категория распадалась на подвиды билетов. Например, категория билетов для «входа и проезда в Кремль» включала в себя также восемь различных подвидов. Главный из подвидов – «для повсеместного пропуска в Кремль» - представлял собой кожаную красную книжечку, размером 9 на 6,5 см, с золотым тиснением «Пропуск везде». Внутри указывался номер билета и фамилия владельца. Подписан он был Дворцовым комендантом и московским обер-полицмейстером. Их выдавал лично Дворцовый комендант Гессе. Всего к коронации изготовили 120 экземпляров таких билетов, но выдали только 44. Каждый билет обошелся казне в 84 рубля. Были билеты и дороже: билет для прохода через Троицкие ворота (бристольский картон белого цвета четырехугольной формы с закругленными углами, с золотым тиснением, размером 14 на 9,5 см) обошелся казне в 245 рублей за штуку.

При проверке билетов рядом с дворцовыми городовыми стояли представители различных ведомств, опознавая в лицо своих коллег, проходивших через определенные подъезды. Рядом с ними находились полицейские офицеры. За весь период коронации было роздано и проверено около 6 тыс. билетов различных цветов, размеров и форм.

Дворцовая полиция отвечала за проверку вольнонаемного персонала, привлекаемого на коронацию. Всей вольнонаемной прислуге выдавались специальные пропуска с фотографиями, подписанные начальником Дворцовой полиции генералом Е.Н. Ширинкиным. Дворцовая полиция отвечала за благонадежность и лояльность многочисленных художников (47 российских и 11 иностранных), фотографов (64 российских и 3 иностранных) и представителей прессы (30 из Петербурга, 28 из Москвы, 39 из провинции и 94 иностранцев). Это ведомство также следило за налаживанием специальной телефонной сети и контролировало все телефонные переговоры.

Кроме Дворцовой полиции в Москву прибыли два элитных воинских формирования, обеспечивавших безопасность императорской фамилии. Четырьмя эшелонами прибыл Собственный конвой императора, насчитывавший 579 человек. Он также нес службу во дворцах. Только дважды за весь период коронации он в полном составе передавался в распоряжение Дворцового коменданта Гессе «для полицейской службы»: 14 мая – в день коронации и 18 мая – в день Ходынской катастрофы, когда при раздаче «царских подарков» 1300 человек были покалечены и 1389 человек погибли в давке. В этот день все три сотни терских и кубанских казаков срочно стянули в конном строю к Петровскому дворцу, в котором по приезде остановился царь.

Таким образом, обеспечением безопасности императорской семьи занимались 1282 человека, прибывших из Петербурга в Москву. Были привлечены и вся московская полиция, и ее блестящая филерская служба. Казне организация охраны, только по ведомству Дворцовой полиции, обошлась чуть более 73 тысяч рублей. Общая сумма затрат на проведение коронации составила 6 971 328 рублей 24 копейки.

Во время коронации 1896 года вся полнота ответственности за безопасность молодого императора лежала на генерал-губернаторе Москвы великом князе Сергее Александровиче. Великий князь и московская полиция считали оправданными любые методы, если они обеспечивали спокойное проведение коронации. По слухам, зафиксированным современниками, обер-полицмейстер Москвы полковник А.А. Власовский, близкий ко двору великого князя Сергея Александровича, даже пошел на беспрецедентный шаг - «созвал московских воров и предложил им, чтобы они следили, чтобы в карманах не было револьверов, за что красть им разрешалось вволю».

Официально коронационные торжества в Москве окончились 26 мая. В этот день Николай II отбыл в подмосковное село Ильинское, принадлежавшее генерал-губернатору Москвы великому князю Сергею Александровичу. Царь пробыл там до 16 июня, отдыхая в кругу родственников. Но и там генерал Ширинкин с тремя агентами охранял царя. Он покинул Москву последним 22 июня.

Автор - В. Богомолова и А. Марков.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©