НовостиПишите намПоискАрхив

ДВОРЦОВЫЕ НРАВЫ
В царскую резиденцию не пускали в галошах и с сигаретой
«Кремль-9» продолжает серию публикаций отрывков из руководящих документов, связанных с деятельностью органов государственной охраны. Сегодняшний выпуск посвящен инструкциям и приказам, которые касаются службы подразделений Собственной Его Императорского Величества охраны за 1905 - 1912 гг., в период царствования Николая II, когда императорская резиденция располагалась в Царском Селе в Санкт-Петербурге.

Обеспечение беспрепятственного проезда первых лиц всегда являлось неотъемлемой частью работы подразделений госохраны. Сто лет назад, в 1908 году, во избежание задержек при въезде на территорию Императорской резиденции был поднят вопрос об установке особых номерных знаков на автомобили членов императорской фамилии. Правда, поддержки это предложение тогда не получило. Памятная записка за подписью начальника Дворцовой полиции полковника Б.А. Герарди, разъясняя вопросы пропускного режима для автомобилей и водителей, гласила: «В разрешение возбужденного вопроса о том, чтобы автомобили Великих князей и других Высочайших Особ были снабжены особыми знаками (номерными, алфавитными или вензелевыми), отличительными от знаков частных автомобилей, а также, чтобы шоферы тех же машин были снабжены какими-либо особыми удостоверениями, дабы не могли быть задержки при пропуске, полагаю, что никаких, отличительных знаков на автомобилях Высочайших лиц не должно быть». Зато шоферы, по мнению начальника Дворцовой полиции, должны были «иметь засвидетельствованные в удостоверении своей личности фотографические карточки у себя на руках», а их дубликаты передать в распоряжение Дворцового Коменданта «для выдачи на некоторые посты, расположенные на проезжих дорогах или у пропускных ворот Дворцовой полиции, Охранной Агентуры и Сводного Его Величества полка для сличения».

Охрана самой Императорской резиденции была организована на самом высоком уровне: буквально каждый сантиметр территории Царского Села был под наблюдением бдительных постовых из состава нижних чинов Сводного пехотного полка и городовых Дворцовой полиции. В общих обязанностях наружных постов дневальному предписывалось относиться с особенным вниманием и тщательно следить за тем, что делается на посту: «Отвлекать себя от дела праздными разговорами с проходящей публикой или с дворцовыми городовыми и постовыми казаками» ему строго воспрещалось. Вооруженные постовые следили не только за людьми, которые прогуливались близ Александровского парка, но и даже за бродячими псами, которые то и дело «просачивались» на охраняемую территорию императорской резиденции: «Если в парк попадет собака, которую не удалось прогнать, или если дежурный, проверяя на рассвете зимой свой участок, усмотрит по нему следы от собаки или зверя, проникших в парк ночью, он докладывает об этом дежурному по постам офицеру».

Военнослужащие, охранявшие территорию Александровского парка, должны были обладать поистине абсолютным слухом, чтобы улавливать малейший шум, будь то звук шагов или шуршание: «Дневальный внимательно прислушивается к каждому шороху внутри парка или снаружи ограды. Если шорох слышен вблизи поста, дежурный быстро подходит к месту шороха, чтобы узнать, в чем дело, если же шорох слышен вдалеке или внутри ограды, а дежурный стоит снаружи не у ворот, так что внутрь попасть не может, то он передает пост городовому, а сам бросается на шорох».

Безопасность во Дворце, где проживали члены императорской фамилии, обеспечивалась суровыми унтер-офицерами Охранной команды. Под ее наблюдением находились все входы и выходы во Дворец и сады, и без ведома Охранной команды никто не мог быть допущен в резиденцию. Однако помимо самой подведомственной территории они также следили и за тем, чтобы на ней не находилось лиц в «нетрезвом виде».

Дежурный на пропускном посту, помимо основной обязанности – контроля допуска во дворец, должен был следить за порядком в районе своего поста: «Дежурный не позволяет шуметь, громко разговаривать и курить, наблюдает за тем, чтобы проходящие во Дворец вытирали ноги об имеющийся ковровый мат и оставляли внизу свое верхнее платье и галоши, в особенности это касается мастеровых и рабочих. Следит за тем, чтобы на посту не распространялся из кухни смрад и запах, легко могущий проникнуть внутрь Дворца, для чего в случае надобности проветривает помещение, где находится пост».

Посетители дворца, а также рабочие мастеровые поручались под наблюдение «присмотрщикам». Они следили за тем, чтобы, например, рабочие производили именно ту работу, на которую они поставлены, и другой работы производить не разрешали. Присмотрщики следили и за тем, чтобы «рабочие не проводили время праздно, а работали бы», а также, «чтобы рабочие не употребляли при производстве работ иных предметов, кроме необходимых инструментов и материалов».

Интересно, что зачастую в совместной службе чинов Дворцовой полиции с военнослужащими Сводного пехотного полка случались недоразумения. В архивных документах имеются свидетельства, когда офицеры полка делали замечания городовым, указывая на то, что «Дворцовая Полиция сует нос не в свое дело». При этом иногда подобные ситуации едва не перерастали в конфликт, а некоторые военнослужащие полка при этом даже, согласно докладным запискам, «жестикулировали кулаками и использовали ругательные слова». После таких докладов командиры предупреждали подчиненных им офицеров, «чтобы в подобных случаях докладывали начальству, а не входили бы в личные отношения». Тем не менее, несмотря на постоянные предупреждения руководства, подобные казусы имели место и в дальнейшем. Однако в целом эти факты не оказали сколько-нибудь заметного влияния на эффективность системы обеспечения безопасности императора и его резиденции.

Автор - Выпуск подготовили В. Жиляев, А. Марков и В. Богомолова.


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©