НовостиПишите намПоискАрхив

НОЧНАЯ ВЫЛАЗКА ФИДЕЛЯ КАСТРО
Во время визита в Москву кубинский лидер пытался сбежать от офицеров КГБ

Среди сотрудников личной охраны найдется не так уж много тех, кому за время службы довелось поработать с несколькими лицами, занимавшими высокие государственные посты – и не только в СССР. Одним из них был Евгений Сергеевич КАРАСЕВ. Органам госбезопасности он отдал около сорока лет: руководил группой сопровождения В.М. Молотова, был начальником охраны у А.Н. Косыгина, занимая ответственный пост в подразделении 9-го Управления КГБ, отвечавшем за обеспечение безопасности руководителей партии и правительства зарубежных стран, участвовал в охране Фиделя Кастро в ходе его визита в Советский Союз. С каждым из этих периодов у него были связаны яркие воспоминания. В этом номере мы публикуем некоторые из них.


Моя служба начиналась достаточно необычно. Я работал на оборонном предприятии мастером токарного цеха и был секретарем комсомольской организации. В 1947 году меня пригласили в райком партии: там находился представитель Главного управления охраны МГБ, который предложил мне перейти на службу в органы госбезопасности. Надо заметить, что я с малолетства любил военную службу и мечтал быть военным, поэтому и согласился.

Школу в Главном управлении охраны МГБ, занимавшемся обеспечением безопасности руководства страны, пришлось пройти достаточно серьезную: много времени уделялось физической подготовке - овладению приемами самбо, рукопашного боя, стрельбе из разных видов оружия, изучалось большое количество теоретических вопросов. После окончания школы меня направили в одно из подразделений Главного управления охраны МГБ. Впервые меня пригласили для участия в обеспечении охраны руководителя компартии Болгарии товарища Димитрова. Это было в 1948 году. А в 1949-м я оказался в группе личной охраны товарища Молотова и прослужил там восемь лет.

Участвуя в охране Молотова, я командовал группой сопровождения. Особенно отложилась в памяти поездка и трехмесячное пребывание Вячеслава Михайловича в Женеве – в 1954 году там проходили переговоры по Вьетнаму, Камбодже, Лаосу. В то время там складывалась сложная международная обстановка – шли военные действия. В поездке нас представляли секретарями Молотова. Конечно, пресса восприняла это критически: какие из нас секретари? К счастью, после того как в переговорах был перерыв, и Вячеслав Михайлович съездил в Москву для консультаций, мы уже официально стали числиться сотрудниками охраны.

В резервном отделении нашей задачей было обеспечение безопасности руководителей зарубежных стран, находящихся с визитами в нашей стране. Одним из наиболее ярких гостей начала 1960-х годов стал Фидель Кастро. Нам приходилось сопровождать его в течение 15 дней: он ездил по всему СССР, посетил множество городов. Очень интересный человек: физически развитый, боевой. С Фиделем Кастро приехала вся его личная охрана. Наши кубинские коллеги были просто увешаны оружием, в основном пистолетами Стечкина. Такие меры были обоснованны: ведь в то время на Фиделя Кастро было организовано несколько покушений как на Кубе, так и в других местах. Настоящее место прибытия Кастро было засекречено: мы встретили его в Мурманске и сопроводили в Москву. Поэтому советские люди увидели его уже в столице. Кстати, обратный путь Кастро также лежал через Мурманск. А сопровождавшим его корреспондентам на втором борту объявили, что маршрут пройдет через Ереван, и действительно отправили их в Армению.

Где бы ни находился Фидель Кастро, везде расставлялись дополнительные посты по обеспечению охраны. Он неоднократно бывал вместе с Хрущевым на охоте в Завидове. Там он ловил рыбу, пытался кататься на лыжах, хотя и не умел. Охранять Фиделя Кастро, учитывая особенности его характера - экспансивность, подвижность, было достаточно непросто. Его авторитет в Союзе был настолько велик, что в любом городе, где появлялся Кастро, его сразу же окружало множество людей: в резиденцию мы возвращались с отлетевшими пуговицами и порванными пиджаками.

Сам Фидель Кастро с трудом выдерживал присутствие охраны и даже делал попытки от нас освободиться. Приведу такой случай. Кубинский лидер располагался в резиденции для высоких гостей в Кремле. Время было около двенадцати ночи. Мы предполагали, что он уже спит. И вдруг вижу: по лестнице потихоньку спускается Кастро, держа в руках ботинки, а за ним следуют два товарища из его охраны, тоже без обуви. Когда я встал, Фидель громко засмеялся, а затем сел на ступеньку, надел ботинки и предложил: «Раз вы нас разоблачили, пойдемте, прогуляемся». Мы вышли из Троицких ворот и направились к гостинице «Москва», где располагались несколько его товарищей. Хотя на улице была ночь, народ узнавал гостя с Острова Свободы и присоединялся к нашей группе. Мы с трудом добрались до гостиницы, отвели его в нужный номер. Потом встал вопрос, как обеспечить безопасность Фиделя Кастро, когда он будет покидать «Москву», ведь у главного подъезда уже шумела большая толпа. Пришлось выводить его через черный ход в сторону площади Революции, туда мы уже подогнали машины. Но на этом прогулка не закончилась: Кастро пожелал поехать в Плотников переулок в гостиницу ЦК, где также располагалась большая группа кубинских товарищей.

С 1964 года я был начальником охраны у Косыгина. Во времена, когда я работал с Алексеем Николаевичем, наступил более демократичный период. Общение с народом было настолько близким и иногда настолько неожиданным, что охране приходилось перестраиваться на ходу. Алексей Николаевич после трудного рабочего дня любил прогуляться, например, по проспекту Калинина. А вечером из кинотеатра «Октябрь» навстречу выходило множество людей. Обычно в таких случаях двое наших сотрудников двигались впереди, чтобы встречная толпа их обтекала. Но, не дай бог, было кому-то из них отстранить рукой прохожего, оказавшегося слишком близко. Косыгин всегда говорил: «Охранять – охраняйте, но культурно и вежливо. Не забывайте, что и народ надо уважать».

Особенно много сложностей в обеспечении безопасности Алексея Николаевича возникало в поездках. Он объездил почти всю страну, не был только на Камчатке. Как-то раз Алексей Николаевич отдыхал в Кисловодске, и мы отправились прогуляться на гору «Большое Седло». А когда начали спуск по туристской тропе и проходили мимо дома лесника, на нас с лаем напала овчарка, сорвавшаяся с привязи, и укусила меня за ногу. Но интересно, что как только я направил пистолет, пес прекратил лаять и попятился к калитке. Тут подоспела хозяйка. Алексей Николаевич потом спросил: «Неужели ты застрелил бы собаку?» Я ответил, что при попытке напасть на него не осталось бы другого выбора. К счастью, сорока уколов от бешенства мне удалось избежать – пес оказался здоровым.

Много визитов было и за границу: всего Косыгин посетил 34 страны. И не по одному разу, поэтому общее число заграничных командировок приближалось к восьми десяткам. Довольно непростая обстановка сложилась во время поездки Алексея Николаевича в Канаду: имелась информация о возможных попытках срыва визита. Поэтому наша охрана была настроена очень серьезно. И не зря. Как-то раз, после очередных переговоров, премьер-министр Канады Трюдо пригласил Алексея Николаевича осмотреть окрестности правительственного комплекса. Вышла вся делегация, но ближе всего к Косыгину находились журналисты. И вдруг один из них совершенно неожиданно бросился в сторону охраняемого. Наш сотрудник Михаил Орлов сделал подножку, но представитель СМИ, падая, успел уцепиться за пиджак Косыгина. Мне удалось с помощью специального приема схватить его за шею и отбросить в сторону. Тут подоспели сотрудники, которые шли сзади, и канадская полиция. При обыске выяснилось, что у злоумышленника в носке находился чехол с ножом. Позже его осудили за этот поступок на шесть лет. Нападающий оказался венгром, членом фашистской организации, и в его задачу входило нанести Косыгину травму, чтобы сорвать визит.

Я работал с Косыгиным около двадцати лет. Алексей Николаевич очень серьезно и строго относился к своим обязанностям. Он сильно переживал непорядки в экономике, переживал и то, что не удалось провести начатую им реформу в 1965 году. На этой почве у него случилось три инфаркта. Последний стал роковым. После прощания с Алексеем Николаевичем мне предложили возглавить коллектив выставки Алмазный фонд. Я проработал в этой должности шесть лет, и когда мне исполнилось шестьдесят, ушел в отставку.

Автор - В.Богомолова и А.Марков.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©