НовостиПишите намПоискАрхив

Давайте заглянем в историю
Как железные кони победили живых лошадей
Автомобили появились в повседневной жизни царской семьи благодаря князю Владимиру Николаевичу Орлову, который в 1903 г. впервые подъехал к Александровскому дворцу Царского Села на своей машине. Для царя первое знакомство с подобными техническими новинками началось еще летом 1895 г., когда в Петергофе ему показали «паровой велосипед». Это был французский паровой мотоцикл фирмы «Millet», выпущенный в 1893 г. В скором времени Орлов фактически превратился в шофера Николая Второго: царь совершал поездки на автомобиле практически каждый день, а князь опасался подвергать его жизнь опасности. Это породило волну слухов в высших слоях общества. Близкая ко двору А.В. Богданович даже записала по этому поводу в дневнике 16 августа 1906 г.: «Фаворит же теперь кн. Орлов, который ежедневно катает царскую чету в своем автомобиле. Это единственное теперь их увлечение и развлечение».

В 1907 году в порядке эксперимента был создан Собственный Его Величества Гараж (ставший прародителем ГОНа). Но поначалу «бензиномоторы», случалось, не выдерживали конкуренции с традиционным транспортным средством - лошадьми. Так, в 1908 году были организованы испытания грузовых автомобилей. Свои машины для этого на 1 месяц предложили берлинская фирма «Марк и Ко» (кстати, поставщик Двора Германского Императора) и фирма «Победа» - поставщик Двора Его Императорского Величества. Мероприятие прошло 22 марта 1908 года на дорогах между Санкт-Петербургом и Царским Селом, Гатчиной и Санкт-Петербургом.
Железные кони показали себя не лучшим образом. Пробный пробег сопровождался «остановками мотора, который приходилось сдвигать с помощью прохожих, и разрывом цепи». По окончании было заключено, что «междугороднее сообщение на автомобилях-грузовиках, нельзя считать вполне обеспеченным во всякое время года». Что интересно, вскоре машины подчинили «лошадям»: Императорский гараж оказался в ведении Придворной Конюшенной части.
Проезды императорской семьи в автомобиле сопровождались особыми мерами безопасности. Связано это было, отчасти, с тем, что лошади далеко не всегда спокойно реагировали на «моторы». Поэтому члены подвижных отрядов охранной агентуры в период «высочайшего проследования» должны были «соединять отдельно идущие подводы в обозы» и «удалять их шагов на 25 в сторону от дороги, заставляя возниц держать лошадей под уздцы». В особых случаях требовалось «обставить пугливых лошадей особыми ограждениями». Из-за непредсказуемой реакции лошадей потребовалось даже заменить конные наряды, которые предназначались для контроля участков дороги, на агентов-велосипедистов.

Бывало, родственники Владимира Ленина пользовались транспортом автобазы Совнаркома (преемницы царского гаража) для своих нужд гораздо больше самого Ильича. Например, как гласил отчет автобазы СНК за июль 1920 года, в этом месяце А. И. Ульяновой транспорт выделялся 28 раз (пробег 820 верст), а М. И. Ульяновой – целых 38 раз (пробег 1331 верста). Тогда как сам Ленин пользовался машинами автобазы 11 раз, преодолев 735 верст, а Сталин… всего 1 раз, проехав 65 верст.

В начале 30-х в ГОНе имелись в том числе и открытые автомобили. А основная часть автопарка была плохо приспособлена к условиям зимы. Поэтому в этот период водителей экипировали меховой одеждой, а осенью и весной – кожаными куртками и крагами. В длительных поездках водителей сопровождали помощники. В их обязанности входило помогать им при запуске двигателя и мелких ремонтах в дороге.

Все водители Гаража особого назначения в те годы в обязательном порядке должны были уметь управлять мотоциклом. Их использовали в качестве средства связи. Кстати, для доставки корреспонденции мотоциклы впервые стали применять еще в 1907 году. Таким образом для Николая II привозили послания от императрицы из Царского Села и обратно. Никто не мог их остановить или задержать.

Возникновение неисправностей в автомобилях, обслуживающих первых лиц государства, иногда приводило к тому, что их разбирали буквально до винтика. Так, в 1939 году «Паккард», в котором Сталин, Молотов и Микоян ехали из Кремля в Большой театр, внезапно остановился на углу Исторического проезда и площади Революции. А пассажиры вышли из авто и отправились в театр пешком. Машину изучили специалисты: техническая комиссия заключила, что «Паккард» полностью исправен. И остановился либо из-за того, что пассажир, сидевший с шофером, случайно задел ногой рубильник общей сети, либо из-за резкого торможения при невыжатом сцеплении. Но такие объяснения начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР Власик счел недостаточными. В результате автомобиль поставили на ремонт с полным разбором двигателя!

В годы войны сотрудники ГОНа принимали участие в проведении Тегеранской и Ялтинской конференций. Так, 18 ноября 1943 года в Тегеран из Астары (железнодорожная станция на территории СССР), преодолев 300 км, прибыли 10 машин ГОНа. Сталина и его группу личной охраны обслуживали 4 машины – бронированный «Паккард», «Линкольн», «ЗИС-101» и «Кадиллак». Остальные автомобили были предназначены для Молотова, Ворошилова и Берии.

С 1941 про 1945 гг. водители ГОНа неоднократно обеспечивали поездки военно-политического руководства страны на фронт и в прифронтовые районы. За годы войны таковых было более 30, 21 из них пришлась на 1942 год. За это время не обходилось без чрезвычайных ситуаций. Так, 25 октября 1943 года при переезде Г. К. Жукова с 1-й на 2-й Украинский фронт автомобиль маршала попал в серьезную аварию: его протаранил грузовик, которым управлял шофер с Юго-Западного фронта. При этом водитель ГОНа Н. П. Савков, везший Жукова, был госпитализирован с серьезными травмами - переломом левой ноги и ребер. Но гораздо чаще, конечно же, опасность была связана с обстрелами гитлеровцев. Тем не менее, несмотря на большое число критических ситуаций, пострадавших во время выездов на фронт среди охраняемых лиц не было.

Автор - подготовила Виктория БОГОМОЛОВА.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©