НовостиПишите намПоискАрхив

ТЕСТ-ДРАЙВ ДЛЯ ЗИЛа
Долгое время автомобили семейства ЗИЛ обслуживали первых лиц страны, считаясь символом комфорта, надежности и безопасности. Естественно, их качество проверяли самым тщательным образом. Мало кто знает, например, что в течение нескольких лет каждую осень лимузины, на которых ездили члены Политбюро, подвергали тяжелейшим испытаниям на автополигоне НАМИ. Начальник цеха по производству автомобилей высшего класса ЗИЛа Владислав ЕВЛАМПИЕВ вспоминает о некоторых деталях того, как создавали и тестировали эти машины.

В один из периодов я стал работать в механосборочном цехе №6 (выпускал отечественные лимузины - прим. ред.). С моим участием строились автомобили ЗИЛ-41045, потом 41047, а также модификации на базе этих машин, в частности автомобили специальной связи, сопровождения – так называемый «Скорпион», ЗИЛ 41072. Надо отметить, производство на ЗИЛе находилось под самой пристальным контролем не только руководства завода, но и руководства ГОНа, между ними постоянно было тесное сотрудничество. Главный упор делался на то, что автомобиль должен быть представительным, с хорошим качеством отделки снаружи и в салоне, обладать высокой надежностью, мог выполнить задание в любых условиях. Цикл изготовления автомобиля был около 5,5 месяцев. В год по заказу ГОНа создавалось 15-20 автомобилей. А производство представляло собой своего рода завод в заводе, то есть здесь шел полный цикл изготовления автомобиля. Использовалось такое понятие, как ЧП – нормативно это значит «чистый продукт» производства. Он составлял у нас величину 0,7 – иными словами, 70% всего автомобиля делалось в этом цехе. Конечно, такие вещи, как провода, уплотнители, резинотехнические изделия, шины мы покупали. А так в создании автомобилей принимали участие 27 подразделений завода. Кто-то занимался литьем, кто-то обрабатывал хромированные детали, кто-то паял радиаторы. Сам цех делал очень много, практически весь автомобиль, начиная с кузова. Была поставлена задача построить автомобиль так, чтобы не требовалось вкладывать больших средств в штамповую оснастку. Поэтому квалификация жестянщиков, рихтовщиков, которые выравнивают поверхность, отделочников, была очень высокой. Надо сказать, что по своему положению цех считался элитным - и набор был очень тщательный, и школа серьезная.
Одним из показателей того, как боролись за качество и надежность автомобиля, являлись испытания на автополигоне НАМИ: в течение 5 лет по инициативе ГОНа они проходили каждый год, где-то в первых числах сентября. В подготовке принимали участие множество людей: нужно было перекрывать трассу, поскольку обычно в этих местах часто ходили грибники. Заботились и об обитателях лесов: приходилось стучать палками по деревьям, отгоняя лосей. Ведь автомобили, обслуживающие Политбюро, во время испытаний на скоростной дороге ездили на полном дросселе. То есть водитель нажимал педаль газа до упора, и «летал» таким образом в течение часа. Экипаж, обычно это были два автомобиля, двигался так, чтобы одну машину от другой отделяли где-то полкольца (его протяженность – 14, 2 км). Средняя скорость при этом составляла 190 - 195 км/ч. А если учесть, что дорога была с переменным профилем, на отдельных участках, при движении под горку, она превышала 200 км/ч. Выглядело со стороны все так: ты увидел вдалеке точку, и автомобиль буквально через секунду пролетает мимо с огромной скоростью. Конечно, это было довольно опасно.
В ходе испытаний проявились некоторые проблемы. Случалось, на втором круге разлетались шины. А однажды оборвался шатун в двигателе. За время испытаний сжигали почти бак бензина, потому что расход топлива при полном дросселе был дикий. Вообще это очень тяжелый режим для автомобиля. Как-то раз Борис Матвеевич Клен (начальник ГОНа, впоследствии – первый замначальника 9 управления КГБ СССР – прим. ред.) организовал подобную поездку, в которой приняли участие «Кадиллак» и «Мерседес». «Кадиллак» куда-то улетел, и его после этого заезда не могли запустить, пока как следует не поработали механики.
Первые опыты на автополигоне показали, что, несмотря на высокую организацию контроля качества и надежности, над автомобилем надо еще работать. В результате в последующие 3-4 года заезды проходили безукоризненно. Ни один агрегат не выходил из строя, проблемы с шинами также были преодолены. И тогда и у ГОНа, и у нас чувствовалась уверенность, что когда наш кортеж движется где-нибудь за рубежом, основной автомобиль никогда не подведет.

Автор - подготовила Виктория БОГОМОЛОВА.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©