НовостиПишите намПоискАрхив

ВО ГЛАВЕ КОРТЕЖЕЙ
Возить руководителей нашей страны, будь то визит куда-нибудь в Англию с ее левосторонним движением, в Якутию с сорокаградусным морозом или рядовая поездка в Кремль, а также организовывать эти перемещения – задача, которую всегда доверяли лишь самым высокопрофессиональным сотрудникам Гаража особого назначения. Многие из них отдали этому подразделению большую часть своей трудовой жизни. Юрий ЛАНИН прошел путь от водителя до начальника ГОНа, прослужив здесь более 30 лет. Как на самом деле был разбит «Роллс-Ройс» Брежнева, на котором он якобы попал в аварию на Минском шоссе? Почему новые машины для генсеков не принимали с первого раза? Что должны уметь водители первых лиц государства? Сегодня Юрий Павлович приоткрывает эти и другие секреты деятельности Гаража особого назначения – специально для читателей «РВ».

- За годы работы в ГОНе вам приходилось видеть разных руководителей страны - Хрущева, Брежнева, Горбачева. Кто из них запомнился больше всего?
- У каждого руководителя есть свои особенности. С Хрущевым я некоторые время был близко связан: возил его где-то полгода. В общении человек простой, контактный, доброжелательный. Как и Нина Петровна, его супруга. Но Никита Сергеевич был типичным пассажиром: в процесс езды он никогда не вмешивался и стремлений сесть за руль не выcказывал. Михаил Сергеевич Горбачев – то же самое. А вот Леонид Ильич автомобиль действительно любил. Когда я еще служил водителем, мне приходилось ездить с ним в охотхозяйство «Завидово». Происходило это в четверг или, чаще, в пятницу. Я двигался на лидирующей машине, обычно это были либо «Кадиллак», либо «Олдсмобиль» - оба очень мощные, по 300 с лишним «лошадей» каждый! А Леонид Ильич на «Роллс-Ройсе» ехал сзади. Моя машина играла роль сдерживающего фактора: я должен был идти со скоростью не выше 110 – 120, и не давать ему обгонять себя. И вот едешь, бывало, скользко, гололед, а он наседает сзади, то и дело на обгон пытается идти. Только по зеркалам и успеваешь следить! Но машину водил он, надо признать, очень хорошо.
- В музее в Риге сейчас стоит разбитый «Роллс-Ройс» – утверждается, что именно на этом автомобиле Леонид Ильич попал в аварию на Минском шоссе, выехав на встречную полосу и врезавшись в грузовик. Как все было на самом деле?
- Это неправда. Абсолютная. В момент аварии Брежнева вообще не было в этой машине! Да и вся ситуация выглядела совсем иначе: наш гоновский водитель перегонял пустой «Роллс-Ройс» Леонида Ильича. И вот когда он оказался на улице Фрунзе (сейчас это Знаменка), из ближайшего к кинотеатру «Художественный» переулка вылетел грузовик: по-моему, за рулем там солдат был, а на самой машине снег перевозили. И он не уступил, как должен был по правилам, дорогу «Роллс-Ройсу». Куда было деваться нашему водителю? В сторону уйти он не мог, потому что в тот момент там шли пешеходы. Так лимузин и оказался разбитым.
- А что потом с этим «Роллс-Ройсом» случилось?
- Его списали, и он действительно мог обнаружиться где-нибудь в музее. А так это не единственная легенда, связанная с Брежневым. Вот в 1990-м или 1991-м году была такая брошюрка, в которой расписывали, будто однажды, когда шел кортеж с Брежневым и сотрудник ГАИ попытался замерить скорость радаром, выставив его перед собой, охрана приняла это за попытку применить оружие, и милиционера застрелили. На самом деле данный случай - очередной миф! А вот что касается дорожно-транспортных происшествий с участием других советских руководителей – иногда таковые все-таки происходили. Например, с Косыгиным, председателем Совета министров. Как-то раз он ехал из Завидова, а по встречной полосе двигался «Москвич»- «каблучок». Он стал съезжать на обочину, дабы пропустить кортеж. Но забуксовал в грязи и его потянуло в сторону. Водитель, видимо испугавшись, резко вывернул влево, машина за что-то зацепилась, и ее внезапно вынесло на противоположную сторону дороги. А по ней в тот момент шел ЗИЛ с Алексеем Николаевичем. Ни затормозить, ни уйти в сторону времени у водителя не было - в итоге лимузин ударил эту машину, после чего улетел через кювет на поле с картошкой. «Москвич» оказался полностью искорежен. На дорогу высыпались крышки для банок, которые вез этот «Москвич», валялись колеса от него, мотор. Водитель «каблучка» погиб. А ЗИЛ только помялся. Но такие случаи можно пересчитать по пальцам, и они из разряда чрезвычайных.
- А как первые лица СССР относились к популярным ныне мигалкам?
- На автомобилях, которые обслуживали охраняемых лиц, никаких мигалок не было. Их устанавливали на машинах сопровождения.
- Давайте сменим тему. Каким образом отбирали водителей в ГОН?
- В основном кадры мы черпали из хозяйственного гаража – он также относился к нашему управлению, и в нем базировались автобусы, разгонные машины. Иногда водители приходили с охраняемыми лицами. Скажем, Тихонов, который одно время был председателем правительства, привел с собой двух водителей. Министр обороны Гречко также пришел с водителем - с Вершковым. В общей сложности человек 15 таких за разные периоды у нас набралось. Одно время приходили люди и из других управлений КГБ.
- У претендентов проверяли владение определенными приемами вождения?
- С новым человеком мы сначала беседовали, некоторых приглашали на аэродром и предлагали выполнить змейку, разворот на 180 градусов. В городской среде проверяли: с ним садился наш сотрудник и смотрел, как он ориентируется, как реагирует на транспортные потоки. Например, наши пассажиры спортивный стиль езды, как правило, не любят. Поэтому водитель ГОНа не должен резко трогаться, вилять вправо-влево. Или, например, допускать такие ситуации: светофор горит красным, а он летит на большой скорости, и перед самым светофором - бабах по тормозам! Езда должна быть в разумных пределах быстрой, но комфортной. Это подчеркивает качество водителя, его профессиональный уровень. Есть пассажиры, которые очень хорошо чувствуют подобные моменты, и если что – просят деликатно заменить водителя.
  Что интересно, если говорить о тренировках, то у нас не только шоферы, но и руководство гаража в обязательном порядке проходило курсы профессиональной подготовки. Тренировались на ЗИЛ-114, 115, 117 (укороченный вариант), «Волгах», «Чайках»… В занятия включалась и езда на автомобиле в экстремальных условиях, по скользкой дороге, и огневая подготовка, и многое другое.
  - В работе водителя основной машины всегда есть своя специфика. Наверняка здесь существовали свои особенности подготовки? Например, требовалось ли от него умение поддержать беседу на разные темы с первым лицом?
- На инструктажах и занятиях мы постоянно напоминали о том, что необходимо быть тактичными и вежливыми. Всегда говорилось о том, что пассажиры могут любой вопрос задать, поэтому надо очень задумываться над тем, что можно сказать и как. А также как реагировать на некоторые просьбы пассажиров. В советские годы бывали случаи, что некоторые настоятельно просили увеличивать скорость, а на спидометре, к примеру, уже 120. У водителей на это имелись свои хитрости. Скользко на улице - он машину немного в занос введет, пассажир на заднем сиденье это прочувствует, а водитель ему – нельзя, мол, быстрее - скользко. Ведь на первом плане – безопасность в пути следования, и шофер здесь – хозяин положения.
- Как выглядели требования к автомобилям руководителей государства? Говорят, что в годы СССР новые машины для Гаража особого назначения никогда не принимали с первого раза – всегда отправляли что-то доделывать.
- Это было действительно так. Хотя мы предварительно ездили на завод, смотрели - у нас, у руководителей, были пропуска на ЗИЛ. Но когда машину доставляли в ГОН и ставили на яму, обязательно находили мелкие недостатки: или где-то что-то подтекает, или шланг неправильно проложен и может протереться. Внутри проверяли машину: как коврик подогнан, чтобы пассажир не мог за него случайно зацепиться, как поворотная лампочка над задним сиденьем работает, как сами сиденья сделаны, как швы прострочены. Ведь охраняемый все видит! Вот у Горбачева было четыре комплекта автомобилей. И каждый раз, когда для него пригоняли новую машину, Михаилу Сергеевичу ее демонстрировали. Он обязательно открывал дверь и заглядывал внутрь.
- Бывало, что высокопоставленные пассажиры просили добавить что-то в интерьер?
- К примеру, у Устинова по его просьбе салон был оформлен кожей нежно-бежевого цвета. Тогда как у остальных охраняемых он был просто коричневым. А когда пошла модель ЗИЛ 41047, цвет и фактуру обивки согласовывали с Горбачевым. Там все было темно-синим: передние сиденья – кожаные, а задние – обтянуты специальным сукном. Это были диваны с анатомическим профилем, сядешь – и все облегает.
- А магнитофоны в машинах имелись? Что за музыку слушало руководство страны?
- Первые ЗИЛы оснащали немецкими магнитофонными приставками Blaupunkt, а потом начали устанавливать специальные приемники в режиме стерео и моно, их делали на заводе в Риге. Но существовала одна особенность: как только в машине начинал звонить телефон и пассажир снимал трубку – приемник автоматически выключался. А по поводу предпочтений… Одно время была просто «эпидемия»: в автомобилях почти у всех охраняемых присутствовал полный комплект аудиокассет Высоцкого. По их просьбе. А так в основном последние известия слушали по «Маяку».
- С первыми лицами государства вы облетели почти весь мир. Какая из командировок оставила самые яркие впечатления?
- Серьезно понервничать пришлось во время поездки в Румынию в 1987 году. Румынская сторона выступила против того, чтобы Горбачев во время своего официального визита обслуживался на машинах, привезенных из Москвы. Предпринимались попытки уладить ситуацию через МИД. Не получилось. Я прибыл в Бухарест с передовой группой, которая готовила визит. Прилетел Ил-76, доставил наши машины. Но самолет поставили в сторонку, и из него никого не выпускали. Это продолжалось часов 6 - 7. Я носил туда еду водителям и механикам. Затем нам все-таки разрешили разгрузить борт, и мы перегнали машины туда, где они должны были базироваться. Прилетел Горбачев. И вот нужно выезжать на одно из мероприятий, а мы обнаруживаем, что румынские спецслужбы заблокировали нам дорогу своими автомобилями. И я не могу кортеж построить! Что примечательно: Горбачев отказался ехать на их машинах и потребовал, чтобы наш транспорт разблокировали. Минут сорок тяжба шла, все протокольные мероприятия сдвинулись. Я очень переживал – ведь я тогда за транспорт отвечал.
  - Нередко в поездках приходилось сталкиваться со сменой климата и часовых поясов. У водителей существовали какие-то особые способы борьбы с «прелестями» акклиматизации, когда нужно срочно сосредоточиться и везти руководителя по маршруту?
- Да, например, в Америке разница 8 часов, и мы боялись, как бы кого из шоферов вдруг не сморило. Хорошо еще, что переезды были короткими – по 3 - 5 км. А еще врачи нам посоветовали: если есть возможность – надо покемарить хотя бы 10 - 15 минут. И вот пока шли переговоры, и кортеж стоял, я водителям предлагал подремать. А как только мероприятие подходило к концу – будил.
- В чем, по-вашему, главные сложности в работе водителей ГОНа – во времена СССР и сейчас?
- Резко ухудшилась дорожная обстановка: большие транспортные потоки, масса «чайников» а также любителей поездить через сплошную линию и по встречной полосе. А значит, работа наших водителей значительно усложнилась, а возлагаемая на них ответственность – возросла.
Автор - подготовила Виктория БОГОМОЛОВА.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©