НовостиПишите намПоискАрхив

рядом с вождями
О том, что 20 декабря чекисты отмечают профессиональный праздник – День работников органов госбезопасности – известно всем. Но мало кто знает, что некоторые сотрудники спецслужб в этом месяце отпразднуют еще одну дату. Подразделениям личной охраны ФСО России, с 1936 года обеспечивавшим безопасность членов Политбюро, секретарей ЦК, а также некоторых других лиц, чья деятельность имела стратегическое значение для страны, исполняется 70 лет. Одной из задач этих людей было быстро и эффективно справляться с любой нештатной ситуацией, в которую может попасть охраняемый. А таковые за годы существования подразделений случались не раз. Сегодня мы публикуем наиболее любопытные сюжеты из воспоминаний сотрудников личной охраны.



КАК БРЕЖНЕВ ГУЛЯЛ ПО АРБАТУ И ЕЗДИЛ ЗА ОРЕХАМИ

Пожалуй, подробнее всего ветераны подразделений личной охраны вспоминают всевозможные непредвиденные ситуации, которые происходили при прямом или косвенном участии Леонида Ильича Брежнева. К примеру, офицер Владимир Максимов, одно время работавший с Брежневым, был свидетелем того, как в 60-е годы Леонид Ильич внезапно решил пешком прогуляться по центру Москвы. И прошел от Арбата до Кутузовского проспекта. «Он полнеть стал, а двигался мало, все в кресле больше сидел в кабинете... Ему врачи рекомендовали двигаться, а он по даче кружочек пройдет, и опять с сигаретой… И вот решил он эту прогулку совершить», - рассказывает Максимов. К счастью, опасностей со стороны прохожих не возникло. «Кто-то, может быть, узнавал, но ни один человек не остановился, чтоб подойти, заговорить. А тем более, если раньше где-то сзади находишься и прикрываешь со всех сторон, то здесь он говорит: «Иди рядом!» И вот мы шли и беседовали с ним всю дорогу». Но за физическое состояние охраняемого офицеру пришлось поволноваться. «Конечно, с трудом он дошел до квартиры. А утром, когда поехали, он говорит: «Знаешь, что я тебе хотел вчера предложить - куда-нибудь в подъезд зайти, на лесенке посидеть, настолько я устал»! Я ему говорю: «А я хотел вам все-таки машину вызвать». Брежнев ведь развернул ее: я предлагал, чтоб она сзади ехала, а он говорит: «Нет, в гараж пусть едет, пешком пойдем».

Самый известный инцидент, когда прикрепленному Брежнева пришлось буквально прикрыть его своим телом и спасти от тяжелых травм, произошел на авиационном заводе в Ташкенте. О действиях своих коллег тогда вспоминает офицер выездной охраны Виктор Немушков, также работавший с Леонидом Ильичем. «Я на заводе непосредственно в тот день не был, я был в резиденции. Но я видел фотографии, и об этом рассказывалось. Тут в чем причина была, прежде всего: первоначально этот завод стоял в программе посещения, потом визит туда отменили. В итоге поездка возникла спонтанно: они (Брежнев) с Рашидовым ехали в машине, зашел разговор о заводе. И Брежнев принимает решение о том, чтобы поехать туда. Кортеж разворачивается. Естественно, что при этом не было проведено никакой подготовки этого объекта к посещению Генерального секретаря».

А произошло там, по словам ветерана, следующее. «Между стапелями есть переход, и народ начал перемещаться с обеих сторон к нему, потому что под переходом проходил Леонид Ильич. В результате край этого перехода оторвался, сверху посыпались люди. С Брежневым рядом был прикрепленный Владимир Александрович Собаченков – он толкнул Леонида Ильича и сверху упал на него. Ему самому швеллером при этом разбило голову, на пиджаке появилась кровь… После этого тут же сразу были пущены машины в цех, в одну из них посадили Леонида Ильича и привезли его в резиденцию… Положили на кровать, медики сделали рентгеновские снимки… У него был ушиб ключицы». Но Брежнева происшествие не смутило. «После того, как он отдохнул, было принято решение не возвращаться в Москву, а довести дело до конца, наградить республику орденом Ленина, участвовать в этом торжественном мероприятии», - говорит Немушков. Пострадавшему же офицеру пришлось наложить швы.

По рассказам этого же сотрудника личной охраны, после Ташкента генсек некоторое время находился в больнице. По Москве поползли разговоры о плохом самочувствии Леонида Ильича. В это время Брежнев лично продемонстрировал, что слухи, что называется, «несколько преувеличены», и отправился … в гастроном. По пути на дачу кортеж внезапно остановился у продуктового магазина на углу Кутузовского проспекта и Киевской улицы. «Подъезжаем к этому гастроному. Время было где-то около 18 часов, - описывает офицер Немушков. - Естественно, в это время в магазине полно народу… Мы пошли сначала в сторону овощного отдела. Подходим к прилавку, продавщица не сориентировалась, и народ-то особо не понял, что произошло… Брежнев спрашивает продавщицу: «Орехи есть?» Ну та, естественно, отвечает, не глядя: ну вот смотри... Он стоял, стоял, ждал, ждал, она продолжает своим делом заниматься, взвешивает. Леонид Ильич опять: «Орехи-то у вас есть?» И тут она взглянула на него, узнала и сразу убежала куда–то в подсобку. Потом мы направились в отдел, где продавали сыр, всякие колбасы и прочее. Тут уже народ все понял… Мы людей немножко потеснили, и Леонид Ильич спросил, если мне память не изменяет: «Ветчина есть?» А ветчины не оказалось. В этот момент сюда подошла заведующая магазином, или директор. Постояли, он у них еще что-то спросил».

Если в описанных случаях граждане вели себя дисциплинированно, то как-то раз одна дама, решив передать письмо Брежневу, не просто попыталась проникнуть на правительственную дачу в Ливадии, но проявила при этом хитрость и смекалку, достойные квалифицированного разведчика. Сначала небольшая предыстория. «В Одессе одна мадам жила вместе с мужем–военнослужащим в служебной квартире в воинской части. Когда они развелись, женщина оказалась без жилья, - вспоминает бывший заместитель начальника отдела Девятого управления Анатолий Фролов, в чьи функции входило обеспечение безопасности руководителей партии и правительства. – Женщина начала мотаться по всем инстанциям, чтобы ей где-то как-то устроиться, получить жилье. Она работала, несмотря на то, что по профессии учительница, по-моему, даже русского языка и литературы, истопником, дворником, чтобы как-то жить. И в результате, отчаявшись, приехала в Крым и написала письмо Леониду Ильичу Брежневу. После чего она сделала такой ход: ночью вошла в воду в Ялте и поплыла. И проплыла она так далеко, что обогнула охранные катера, которые стояли на рейде, там расстояние, может быть, миля. Причем она их проплыла таким образом, чтобы лучи от прожекторов не попали на лицо. Она как бы стоя плыла и своей головой, своей прической отражала эти лучи. Преодолев всю дистанцию от Ялты до Ливадии, к утру она оказалась на месте и попала прямо на нашу охрану. Сотрудники ее, естественно, быстренько выловили, а письмо передали Леониду Ильичу. Он очень разгневался. Потом он позвонил в Одессу, нажал, распорядился, дали ей квартиру»…

Конечно, разбора полетов избежать не удалось. Но больше претензий было к морякам, которые прохлопали появление пловчихи. «Ведь там система охраны складывалась не только из нашей личной охраны, она подключала морскую службу пограничных войск», - говорит Фролов.

Позже, как рассказывает офицер, удалось выяснить, что дама тщательно готовилась к проведению «операции». Дача 9-го Управления соседствует с Ливадийским санаторием, и бывшая жена военного под благовидным предлогом выходила там на пирс и изучала обстановку. При этом предвосхитить ее намерения было вряд ли возможно - она ни с кем в контакт не вступала и никому о своих замыслах не рассказывала.

Были и другие случаи подобного рода. Однажды некий гражданин, дабы проникнуть в особую зону в «Лужниках», откуда Леонид Ильич наблюдал хоккейные матчи, проявил себя как талантливый актер. «Когда ему позволяло здоровье, Брежнев почти не пропускал матчи наших хороших первых команд - ЦСКА, «Динамо», - рассказывает Анатолий Фролов. - Ложа, особая зона, огораживалась, стояли охранники и пропускали людей по билетам и пропускам, вместе с билетерами. И вот еще не было никого из охраняемых лиц, как вдруг появляется вице-адмирал - весь в орденах, в морской форме. Проходит и садится в зоне. У нас там был Олег Иванович, который занимался вот этим объектом. Я спрашиваю: «Олег Иванович, а что это у нас за адмирал здесь?» - «Да он часто приходит». «Вы у него когда-нибудь документы проверяли?», - интересуюсь. «Да, вроде проверяли, я уж сейчас, - отвечает, - не помню». «Ну, - я говорю, - тогда проверьте». Проверил, документов у него не оказалось никаких. А потом вскоре выяснилось, что он никакого отношения к адмиралам не имеет. Пригляделся, приспособился к условиям - видите, как иногда у нас народ реагирует на высокие чины. Это оказался человек с травмированной психикой».

ПОД ЗАЩИТОЙ ГЕПАРДОВ

Впрочем, иногда курьезные, а иногда и травматичные истории происходили и со многими другими охраняемыми. Среди первых можно упомянуть происшествие, которое случилось на дальней даче Сталина в Семеновском. Правда, было это уже при Хрущеве. Как-то раз Никита Сергеевич устроил там большой прием, привлекли артистов. Вот как об этом поведал сотрудник госбезопасности Александр Князев, работавший с Хрущевым. «Там несколько прудов, и два члена Политбюро изъявили желание покататься. На одну лодку садится Молотов, на другую - Микоян. Хрущев там же рядом. Они поехали на лодке. Хрущев кричит: «Анастас нажимай! Нажимай!» И первой ко мне вернулась лодка Микояна. Как положено по инструкции, подтянул лодочку, высадил всех пассажиров, и почти вдогонку ему идет лодка Молотова. В этот момент сотрудник из протокольного отдела МИД выскочил и лодку с Молотовым резко потянул на берег. А на корме сидела жена американского посла Болена. Ну и, конечно, она, скажем так, несколько подмокла».

А вот случай, который вспоминает офицер Евгений Носарев, работавший с первым заместителем Председателя Совмина Полянским, тоже произошел у водоема. Но тут дело было гораздо серьезней, чем намокший подол платья. В Ялте близ первой госдачи нашли боевой снаряд. «В час ночи один из сотрудников докладывает мне, что обнаружен какой-то подозрительный предмет у пирса, возле бассейна, - рассказывает Носарев. - Мы пошли с ним, осмотрели, оказывается, это глубоководная торпеда - довольно большая, волной ее катает… Я в Ялту позвонил в милицию, спросил, есть ли у них специалист, который разбирается в таких устройствах. Они сказали: «Есть, подошлем». Через час примерно приехали два человека. Посмотрели и говорят: - «Торпеда боевая. Были тут учения Черноморского флота, и, видно, она не взорвалась. Опасная». Ну, и что делать? «Надо, - разъясняют, - ее убрать, чтобы ее не крутило волной». Мы вынесли ее, положили под бетонную стенку, что у бассейна». Охраняемому, который вставал в шесть утра и первым делом шел в бассейн, Носарев доложил о происшествии. «Он меня спросил: «Кто знает об этом?» Я ему рассказал. «Ну что ж, - говорит, - тогда не пойдем в бассейн, погуляем по территории»…В общем, это длилось с шести утра до часу дня. Только в час дня приехали саперы, на носилках вынесли торпеду, положили в машину, груженную песком, и взорвали где-то в глухом ущелье».

Досконально проверять все помещения, где будет находиться охраняемый – обязательная задача сотрудников подразделений личной охраны. Но между этим осмотром и появлением там лица, чью безопасность требуется обеспечить, проходит какое-то минимальное время. Однажды этого оказалось достаточно, чтобы безопасное помещение превратилось в несущее угрозу. Дело было во время визита министра обороны Гречко в Ирак. «Мы приехали в Ирак на встречу по экономическим вопросам, - рассказывает офицер личной охраны Евгений Родионов, один из тех, кто отвечал за безопасность министра. - Нам доложили, что дворец, где мы будем жить, проверен… Но мы все равно все перепроверили…все туалеты, все апартаменты. И вот делегация должна идти на встречу в зал. Охраняемый оделся и зашел в туалет. Слышим – оттуда раздается грохот». Открыв дверь, Родионов обнаружил, что министр весь в штукатурке. «Иракские сотрудники, видимо, услышали грохот и начали рваться к нам в апартаменты, но мы их не пустили. Андрей Антонович вышел, мы его быстренько обмыли - у него на лбу оказалась небольшая ссадина. Лев Михайлович Мальцев, его личный врач, эту ранку обработал так, что она стала совершенно незаметной. Случай был, конечно, очень неприятный». Как говорит Родионов, никаких претензий пострадавший не имел, но была проведена проверка всех обстоятельств случившегося. Как выяснилось, скорее всего, в роковую минуту над туалетом скопилось довольно много охранников из дворца – а потолок в этом месте возьми да и тресни.

А вот министру культуры Демичеву однажды ни за что ни про что досталось от монгольского скакуна. Офицер Дмитрий Селиванов, проработавший с Демичевым 17 лет, вспоминает об этом так. «В Монголии мы были на днях культуры. Мы составили программу – в качестве одного из пунктов нам должны были продемонстрировать, как объезжают диких лошадей. Увезли нас в пустыню, далеко от Улан- Батора. …И вот наездники начинают показывать объезд: вдруг один всадник не справился со своей лошадью, и она понесла его прямо на нашу шеренгу. Как взбрыкнет ногами - и Демичеву в бок попала. Он упал. С нами, конечно, были врачи, выяснилось, что ребро пострадало. Никто не мог этого предвидеть…»

Но, к счастью, в остальных случаях охраняемых все же удавалось уберегать от нападений животных. И не только, например, в часы охоты, а опять-таки во время официальных поездок. Евгений Родионов, участвовавший в подготовке визита Косыгина в Эфиопию, в этом участвовал. По его словам, близ дворца сотрудники госбезопасности вдруг обнаружили… гепардов. «Когда мы спросили, а почему гепарды здесь, нам ответили – охрана». Удивленные офицеры попросили «охранников» убрать: «Черт его знает, что у него в голове, – говорит Родионов. Чуть позже пришлось просить временно отстранить от обязанностей и другого «охранника» - медведя. На всякий случай: были опасения, что он может вскарабкаться на здание и поранить высокого гостя из СССР…

Все вышеизложенное лишь подтверждает: сотрудникам подразделений личной охраны во все времена приходилось быть свого рода саперами на минном поле. Секундное замешательство могло стоить охраняемому жизни, а опасность при этом могла придти оттуда, откуда ее совсем не ждешь. Но о том, что офицеры этих элитных подразделений всегда оставались настоящими профессионалами своего дела, говорит один лишь факт: за 70 лет ни разу не было примеров того, чтобы жизни и здоровью человека, находящемуся под охраной государства, был нанесен серьезный вред. И это действительно повод для гордости.

Автор - Выпуск подготовила Виктория БОГОМОЛОВА.


 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©