НовостиПишите намПоискАрхив

В зоне доступа сети
Правительственную связь обеспечивали в воздухе, под водой и под землей
Недавно в издательстве «Кучково поле» вышло второе издание «Энциклопедии Федеральной службы охраны Российской Федерации» (1-й том), в котором рассматриваются основные этапы создания и развития органов и подразделений государственной охраны и специальной связи в нашей стране. Сегодня мы публикуем отрывки из главы, посвященной функционированию правительственной связи в один из самых сложных периодов ее истории — в годы Великой Отечественной войны.

…С 22 июля 1941 года налеты немецкой авиации на Москву стали регулярными. Метрополитен служил самым надежным бомбоубежищем. Люди размещались и на станциях, и в туннелях, для чего были сооружены специальные настилы. В метро временно разместились различные государственные учреждения, узлы связи. В частности, на станции «Кировская» (ныне — «Чистые пруды») — Ставка верховного командования. На платформе этой станции, закрытой для пассажиров, было решено смонтировать резервную станцию ВЧ-связи с целью обеспечения возможности быстрого переключения на нее связей действующей московской станции…

…С 23 августа по 10 сентября связистами Наркомата связи и Красной армии была построена воздушная линия вокруг Москвы для создания возможности обеспечения связи, минуя столицу. В местах пересечения этой линии с наиболее важными магистралями: в Химках, Немчиновке, Бутово, Люберцах — созданы резервные узлы связи, здесь же смонтированы станции ВЧ-связи с возможностью перехвата ее каналов в северном, западном, южном и восточном направлениях. Несколько позже на значительном расстоянии от Москвы построили так называемое «восточное полукольцо» для перехвата наиболее важных связей на дальних подступах к Москве…

…Когда обстановка под Москвой стала особенно напряженной, необходимо было решить вопрос о развертывании запасного узла связи Ставки ВГК. И.Т. Пересыпкин (в то время — нарком связи СССР, одновременно — заместитель наркома обороны СССР и начальник Главного управления связи Красной Армии. Прим. ред.) лично докладывал этот вопрос И.В. Сталину, который решил создать запасной узел в Арзамасе. И.Т. Пересыпкин в своих воспоминаниях пишет: «Это неожиданное решение буквально ошеломило меня. В голове мгновенно замелькали тревожные мысли… о том, что местные средства связи в указанном районе развиты крайне слабо и что расположен он далеко от основных магистралей страны. Однако задача была поставлена, и ее надо было немедленно выполнять… Не прекращавшаяся ни днем, ни ночью самоотверженная работа всего личного состава…позволила за пять суток (!) смонтировать и пустить в эксплуатацию 21 октября 1941 года мощный резервный узел связи Ставки ВГК. Он имел в своем составе…станцию высокочастотной связи, междугородную телефонную станцию… мощную дизельную электростанцию…В кратчайший срок связисты выполнили большой объем линейных работ и присоединили узел к нужным направлениям». Построенный резервный узел как узел связи Ставки ВГК не пригодился, Ставка оставалась в Москве до окончания войны. Вспомогательные узлы ВЧ-связи были оборудованы также в Горьком (куда одно время предполагалось перемещение Ставки ВГК), Саратове, Казани, Уфе, местечке Капустин Яр под Сталинградом…

…Московская станция ВЧ-связи выполняла особую роль в обеспечении устойчивой работы правительственной связи в годы войны. Для немедленного и качественного обслуживания высшего звена государственного руководства в конце 1941 года была создана служба специального коммутатора (СК), разместившаяся в одном из помещений, которое ранее занимала московская станция до переноса ее в метро. Служба СК не только обеспечивала связью абонентов высшей категории (по паролю «Молния»), но и сосредотачивала у себя всю оперативную информацию о работе ВЧ-связи на важнейших направлениях, прежде всего с фронтами.

Учитывая, что за время боевых действий количество абонентов ВЧ-связи увеличилось вдвое, 30 декабря 1941 года был установлен следующий порядок:

— ВЧ-связью по паролю «Молния» вне очереди обеспечиваются члены ГКО, члены и кандидаты в члены ЦК ВКП (б), начальник Генерального штаба и его заместитель. При необходимости другие абоненты разъединяются с целью предоставления связи указанным должностным лицам;

— пользование аппаратами ВЧ-связи разрешается только тем, кому они непосредственно установлены;

— время разговора всех абонентов (за исключением соединений по паролю «Молния») ограничивается десятью минутами с последующим разъединением после предупреждения.

К началу января 1942 года немецкие войска были отброшены от Москвы на 100-250 км. Работу проводной связи в период битвы под Москвой Г.К. Жуков (тогда командующий Западным фронтом) оценил так: «Близость столицы, использование всех линий правительственной и гражданской сети связи позволяло нам… иметь надежную связь со Ставкой, Генеральным штабом и всеми входящими во фронт армиями»…

…В крайне сложных условиях обеспечивалась ВЧ-связь с Ленинградом в период его блокады. Из воспоминаний руководителя подразделения правительственной связи П.И. Гусева: «Суровая зима 1941–1942 годов была самым тяжелым испытанием для связистов. Правительственная связь работала не всегда устойчиво. До 25 июля 1941 года ВЧ-связь с Ленинградом осуществлялась через Волхов — Тихвин и Волхов — Петрокрепость. 2 сентября немецкие войска заняли Мгу и разрушили магистральную линию Ленинград — Волхов. Была потеряна связь через Бологое и Вологду. 3 октября 1941 года Военный совет Ленинградского фронта принял решение о прокладке подводного кабеля через Ладожское озеро… 29 октября, несмотря на суровые погодные условия… был проложен бронированный кабель протяженностью около 40 км, соединивший Ваганово на западном и Белозерку на восточном берегу. С 30 октября 1941 года Ленинград получил надежную телефонную связь с Москвой. В июле 1942 года через Ладожское озеро был проложен второй кабель…».

Сорок месяцев враг угрожал заполярному форпосту России — Мурманску, стремился бомбардировками сжечь его дотла. Город почти превратился в руины, но жил, сражался, работал. Через его незамерзающий порт шли поставки из США по ленд-лизу. После сильнейшей бомбардировки 18 июня 1942 года техника ВЧ-связи была перемещена из поврежденного здания Управления НКВД в один из уцелевших подвалов, а затем в оборудованное в скале убежище. Немногочисленный персонал станции под руководством Р.С. Келарева практически круглосуточно находился на этом объекте, обеспечивая ВЧ-связь.

17 июля 1942 года началась Сталинградская битва. Устойчивая работа связи тогда была исключительно важна. Решением этой задачи на месте руководили представители Наркомата связи, ГУСКА (Главного управления связи Красной армии), ОПС (Отдела правительственной связи) НКВД. Яркое представление о событиях того времени дает описание лишь нескольких эпизодов, сделанное П.Н. Ворониным (в годы войны — главный инженер, затем — заместитель начальника ОПС НКВД. Прим. ред.): «Штаб фронта, оперативная группа, командующие авиацией и артиллерией разместились в штольне, выходящей на берег Волги. Я попросил у командующего фронтом А.И. Еременко разрешения развернуть станцию ВЧ-связи в этой же штольне. Повесили плащ-палатку, отделяющую командование от станции, установили коммутатор. К этому времени с левого берега от сталинградской станции ВЧ-связи, которая имела связь с Москвой, связисты Наркомата связи проложили через Волгу полевой кабель ПТФ-7. К утру 24 августа ВЧ-связь штаба фронта с Москвой была восстановлена. Однако кабель через несколько суток замокал и выходил из строя, приходилось класть новый, как правило, по ночам, так как днем, увидев на воде лодку, немцы начинали ее обстреливать из минометов или бомбить с воздуха. Сущим бедствием стали баржи, перевозившие горючее: будучи пробиты пулями или снарядами, они постепенно погружались, их сносило течение, и они, как таран, перерезали все, что лежало поперек реки, в том числе и кабели.

Наконец из Москвы был доставлен специальный кабель, каждый барабан которого весил около тонны. Никакая лодка не могла его выдержать. Было решено сделать плоты. Несмотря на артобстрел и бомбежку, кабель проложили, и связь через Волгу стала устойчивой»…

…В военный период соединениями и частями войск правительственной связи…, а также линейными подразделениями фронтовых ОПС было построено и восстановлено 66 500 км воздушных линий, подвешено и восстановлено 363 200 км медных и стальных проводов, построено 33 800 км шестовых линий. К концу войны с Германией протяженность обслуживаемых войсками линий связи составила 32 944 км, во время войны с Японией она достигла 36 854 км.

Соединения и части войск 22 раза удостаивались почетных наименований и 65 раз награждались орденами СССР. Тысячи сотрудников органов и войск правительственной связи удостоены государственных наград…

Продолжение в следующем выпуске приложения «Кремль-9»     

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©