НовостиПишите намПоискАрхив

Как появились спецномера
В начале прошлого века их уже было более 20
Немногим известно, что первая попытка ввести «особые» номера в России была предпринята еще в 1908 г.! Корона на синем фоне прямо указывала, что либо автомобиль принадлежит к императорскому гаражу, либо им владеет кто-то из великих князей…

Все началось осенью 1906 г., когда дворцовая охрана стала регулировать правила проезда по дворцовым пригородам. Так, в «Проекте обязательного постановления относительно езды на автомобилях и моторных велосипедах в г. Царское Село и Петергофе» указывалось, что скорость не должна превышать 15 верст в час, следует «держаться правой стороны», при повороте необходимо «подать сигнал», в вечернее время нужно обязательно «зажигать фонари», а по требованию «чинов Дворцовой полиции» требуется «беспрекословно и немедленно останавливаться», при этом знак остановки – «поднятая вверх рука». В Царском Селе был запрещен проезд без специального пропуска «по Елевой и Фермерской дорогам, идущим от Александровской слободы вдоль ограды Александровского парка к Дворцовой улице». Неисполнение этих правил каралось либо штрафом в 300 руб., либо заключением до 3 месяцев. Примечательно, что они распространялись на всех владельцев автомобилей, в том числе и Романовых.

Реакцией великих князей на эти ограничения стала записка великого князя Андрея Владимировича на имя дворцового коменданта В.И. Дедюлина, в которой князь «изволил выразить желание, чтобы автомобили Высочайших особ были снабжены особыми знаками, отличающимися от знаков частных автомобилей». Таким образом, вопрос об «особых знаках» для «непростых» автомобилей «непростых» водителей был поднят летом 1908 г.

Следует иметь в виду, что к этому времени собственные автомобили уже имели многие из представителей мужской половины дома Романовых. На 1908 г. в «Списке автомобилей Высочайших особ» значились около двух десятков человек, в том числе великие князья Владимир Александрович, Алексей Александрович, Петр Николаевич; старшие сыновья великого князя Константина Константиновича; великая княгиня Ольга Александровна и ее муж принц Петр Александрович Ольденбургский; принц Александр Петрович и принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургские, князь Георгий Максимилианович Романовский, герцог Лейхтенбергский. Высокие особы претендовали на «особые» номера, и обращение великого князя Андрея Владимировича случайным, конечно, назвать нельзя.

Дальше началась бюрократическая процедура обсуждения этого вопроса, к которой были привлечены граф Гудович, как глава Российского автомобильного общества, полковник Спиридович, как руководитель особого отряда охраны, обеспечивающего безопасность царя при выездах за территорию дворцовых резиденций, князь Орлов, как куратор собственного его императорского величества гаража. Следует пояснить, что к этому времени по улицам Петербурга ездили автомобили с номерными знаками, на которых было наименование города и регистрационный номер: «СПБ 174», «СПБ 446». Порядковые номера «мотоциклеток» включали четыре цифры: «СПБ 3185».

В результате активной переписки были выработаны несколько вариантов проектов «особых знаков» для автомобилей. Например, Спиридович предлагал, чтобы «Особые знаки для автомобилей Высочайших особ» были обязательно «в виде крон, отличающих ныне экипажи названных особ, а равно в виде номеров, алфавитных и вензелевых знаков, с помещением вензеля на видном месте или на выдвинутом вперед щите».

С другой стороны, начальник Дворцовой полиции Б.А. Герарди, учитывая фактор политического терроризма, был категорически против «особых номеров», поскольку полагал, что это облегчит террористам их «работу»: «Полагаю, что никаких отличительных знаков на автомобилях Высочайших лиц не должно быть».

Принял участие в дискуссии и главный куратор Императорского гаража флигель-адъютант князь В.Н. Орлов. По его мнению, «особые нумера» следует крепить «не только позади экипажа, но непременно и впереди, и притом на самом видном месте, дабы обратить на себя внимание полицейских чинов», кроме этого, «нумера для автомобилей Высочайших особ надлежит окрашивать в другой цвет».

В ходе этой бюрократической дискуссии глава Российского автомобильного общества граф Гудович ходатайствовал об увеличении скорости движения в дворцовых городах с 15 до 25 миль в час. Однако дворцовый комендант категорически с этим не согласился, поскольку «такая скорость в городских поселениях, безусловно, недопустима, по обычной несвободности городских путей, вследствие пешего и конного движения по ним, а также ввиду поворотов улиц и, следовательно, в силу возникающей отсюда возможности большого числа несчастных случаев».

Как известно, жернова российской бюрократии мелют медленно, поэтому переписка об «особых нумерах» продолжалась с лета 1908 г. по осень 1911 г. Только в ноябре 1911 г. министр Императорского двора В.Б. Фредерикс утвердил образцы «особых» автомобильных номеров, которые должны были крепиться «на задней оси дощечками синего цвета с белою Императорскою короною и рядом с нею того же цвета одною русскою буквою для моторов пассажирских и двумя буквами для моторов грузовых, выставленными в алфавитном порядке». Эта «дощечка синего цвета» была размером с лист бумаги формата А-4. На легковых автомобилях на эту «синюю дощечку» наносились контуры белой императорской короны и рядом, через дефис, наносилась большая белая буква «А». На грузовых — то же самое, только с белыми буквами «АБ». Все эти правила касались только автомобилей собственного ЕИВ гаража и автомобилей, принадлежащих великим князьям. Автомобили самого императора так до 1917 г. оставались «вне всяких категорий» и ездили без всяких номеров.

Подробнее об этом и других любопытных фактах, связанных с транспортным обслуживанием первых лиц государства, вскоре можно будет узнать из новой книги, посвященной 90-летию со дня создания Особого гаража Кремля. В настоящее время она готовится к печати.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©