НовостиПишите намПоискАрхив

Доступ разрешен
Кого в советские годы пускали в Кремль без «корочки»?
Дорога «за зубцы» для стороннего человека чаще всего лежит через кремлевское Бюро пропусков. Более двадцати лет подряд его возглавлял полковник КГБ Аркадий МИХАЙЛОВ.

За это время он был участником и свидетелем многих событий внутренней жизни Кремля. О том, как пропуска в цитадель власти обрели цвет и усиленную защиту, почему сюда не пускали на автомобиле секретаряБрежнева, и на что так сильно обиделся посол одной из стран, что отказался участвовать в сессии Верховного Совета СССР, Аркадий Васильевич поведал в интервью для «Кремль-9».

— В 1963 году, возглавив кремлевское Бюро пропусков, Вы стали автором целого ряда нововведений. В чем они заключались?

— В первую очередь я решил изменить оформление разовых пропусков, которые предназначались для прохода в Кремль. Документы эти были одинаковыми — черный шрифт на простой бумаге. Моей задачей было усилить их защиту от подделок. Поэтому вскоре пропуска получили новые серии, стали цветными, на них появилась «сетка». Печатать эти документы мы стали на Гознаке. Для каждого корпуса предназначалось пять совершенно разных видов пропусков, и каждый день, уходя с работы, я инструктировал дежурного, какой из них будет действовать на следующий день.

— Какой из документов, разрешающих проход в Кремль, считался в советские годы самым весомым?

— Одним из них был так называемый «кремлевский пропуск». Сама «корочка» была обтянута малиновым сафьяном, на ней были и герб, и слово «Кремль», причем написанное не позолотой, а в виде оттиска. Позолота ведь темнеет, стирается… Внутри можно было увидеть только фото, фамилию, имя отчество — должность не указывалась. Внизу стояла надпись: «действителен в здания Правительства Союза ССР».

— Кому полагался такой пропуск?

— Существовал определенный перечень должностей, который утверждали управляющий делами ЦК партии, управляющий делами Совмина и заведующий секретариатом Верховного Совета. В него входили, например, заместители министра, академики, ответственные работники важнейших подразделений министерств и ведомств…

— Руководители государства должны были иметь при себе удостоверение?

— У них, конечно, необходимый документ был. Но всех членов Политбюро на постах должны были знать в лицо. И не только их. Помню, одно время начальник смены соответствующего подразделения каждый день изучал с сотрудниками, заступающими на дежурство, еще и фотографии всех министров.

— Сложные ситуации во время Вашей работы случались?

— Расскажу один эпизод, связанный с «пропускной» темой. К счастью, лично меня он не затронул. В Большом Кремлевском дворце шла очередная сессия Верховного Совета СССР. Все послы, приглашенные на мероприятие, должны были проходить в здание через дипломатический подъезд, который находился со стороны Царского дворика (это в районе Оружейной палаты). Но представитель одной из стран подъехал к главному подъезду БКД и попытался пройти там. Сотрудник на посту предложил ему проследовать к дипломатическому подъезду, в ответ посол сел в машину и уехал.

Конечно, в такой ситуации офицеру нужно было действовать более творчески — пригласить сотрудника, находившегося в резерве, чтобы тот провел гостя через главный подъезд и проводил его до зала заседаний.

— В годы Вашей службы выдавались документы для проезда в Кремль на частном транспорте?

— Нет. Но понимали это не все. Однажды ко мне обратился комендант Кремля с просьбой разъяснить одному секретарю из приемной Брежнева, что въезд на частных машинах, равно как и на такси, на территорию запрещен — он постоянно пытался попасть на работу подобным образом. Я позвонил, представился и попросил его, чтобы впредь он пользовался закрепленнымтранспортом или разгонными машинами, которые имеют пропуск в Кремль.

— Знаю, что помимо оформления разных видов пропусков, Вы разработали дизайн нагрудных значков, которые предназначались для сотрудников охраны из СССР и их зарубежных коллег. Для каких целей они использовались?

— Эти значки предназначались для того, чтобы обозначать сотрудников охраны во время визитов иностранных лидеров в нашу страну и во время пребывания первых лиц Союза за рубежом. Первый значок я подготовил в 1972 г. к визиту Никсона — продолговатый квадратик из латуни, на ребристом фоне — серп и молот. Их выдали и нашим, и американцам. Для визита другого иностранного руководителя я подготовил круглые зеркальные значки: для сотрудников, обеспечивавших безопасность гостя, с изображением Спасской башни, а для охраны нашего руководителя — с изображением купола Свердловского зала 1 корпуса Кремля. Через несколько лет в нашей коллекции насчитывалось примерно 70 видов значков с разными изображениями, которые мы чередовали на мероприятиях подобного уровня.

— Наверное, до службы в органах Вы успели закончить какой-то специализированный художественный вуз?

— Хотел после окончания школы поступить в архитектурный, но не сложилось — началась война, и в результате я стал военным. Но склонности к рисованию у меня всегда были. В юности любил копировать портреты — Пушкина, Горького, Ворошилова…

— Бывали ли в Вашей практике случаи, когда приходилось сталкиваться с «творчеством» непрофессионалов? Иными словами, в Кремль когда-нибудь пытались проникнуть по поддельным документам?

— Во время моей службы таких инцидентов не происходило. А к тому, чтобы различать возможные подделки, сотрудников, конечно, очень серьезно готовили. Например, мы приучили их обращать особое внимание на лиц в очках, чтобы не отвлекались на этот аксессуар и внимательно смотрели на черты лица.

Замечу, что я регулярно выступал перед молодыми офицерами, чьи служебные обязанности были связаны с обеспечением пропускного режима. Каждая такая лекция продолжалась полтора-два часа: я показывал образцы документов и пропусков, действовавших в Московском Кремле, разъяснял, где они изготавливаются, кем подписываются, кому выдаются.

В целом, конечно, быстро и точно идентифицировать документ и определить его подлинность — задача непростая. Ведь в те годы только постоянных пропусков, которые действовали в Кремле, было порядка 30 видов. А во время партийно-правительственных мероприятий, или общественных, например, Съезда художников и т.д., вводились еще и гостевые билеты, служебные пропуска. То есть количество документов на проход в Кремль увеличивалось где-то до 50. И сотрудник на посту должен был наизусть знать мельчайшие отличительные признаки.
Справка:

Аркадий Михайлов — участник Великой Отечественной войны. Прошел путь от командира пулеметного взвода (8-й Армии) до помощника начальника отделения разведывательного отдела (65-й Армии). В числе наград — орден Богдана Хмельницкого 3-й степени, орден Отечественной войны 1-й степени, два ордена Красной Звезды и другие. С 1947 по 1986 гг. — на службе в 9-м Управлении КГБ СССР.

Автор – Беседовала В. Богомолова

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©