НовостиПишите намПоискАрхив

Завидный трофей Хрущева
С кем соревновался в меткости первый секретарь ЦК КПСС
Не всем известно, что Н.С. Хрущев впервые продемонстрировал свое особое пристрастие к охоте лишь в середине 1950-х гг., когда уже стал руководителем государства. А вскоре для высокопоставленных чиновников из его окружения такое времяпрепровождение стало практически обязательным — как своеобразный довесок к прочим атрибутам власти. Сегодня в нашем номере — очередная глава из издания «Охота и политика», подготовленного при участии Федеральной службы охраны РФ.


Визит Н.С. Хрущева и Н.А. Булганина в Югославию летом 1955 г. сыграл немаловажную роль в дальнейшем обустройстве охотничьих угодий в Завидово. Тогда И.Б. Тито пригласил руководителей советской делегации на остров Бриони. Генерал Н.С. Захаров, бывший в середине 50-х — начале 60-х гг. начальником 9-го Управления КГБ СССР, вспоминал: «…это красивейшее место с реликтовыми соснами, превращенное по существу в отдельную резиденцию Тито. Он пригласил Хрущева и Булганина в автомобиль, и, выпроводив из машины водителя, сам сел за руль, а мы, сопровождающие лица, сели на приготовленные кареты с извозчиками, одетыми в русскую форму. По дороге на полянах паслись пятнистые олени и фазаны».

На острове состоялась невероятно удачная охота. Советские руководители были потрясены безупречной выучкой местных егерей, изобилием зверей и дичи, роскошью охотничьего дворца руководителя Югославии. В ответ благодарные гости вручили всем членам Политбюро Коммунистической партии Югославии богатые подарки — охотничьи ружья специального изготовления.

После визита в Югославию большая часть высших руководителей партии и государства стали ездить на охоту в Завидово регулярно. Именно тогда было принято решение, что у себя в Советском Союзе следует создать подобное же хозяйство. Ведь при существовавших тогда спартанских условиях, с отсутствием самых элементарных бытовых удобств, высокого иностранного гостя в Завидово не повезешь, тем более что подобные объекты во всем мире предназначались не столько для охоты и рыбалки, сколько для проведения неофициальных политических консультаций и переговоров на самом высшем уровне.

С конца 50-х и особенно в 60–70-е гг. Завидовский комплекс начинает приобретать более цивилизованный в бытовом смысле облик, более соответствующий по своему внешнему виду не только запросам высокопоставленных охотников, но и новым политическим задачам. Организации охоты первых лиц государства всегда уделялось самое серьезное внимание. В Завидово к каждому визиту высоких гостей готовились предельно тщательно, выверяя все детали будущей охоты и отдыха до последней мелочи.

Персонал «охотничьей мекки» советского руководства — охотхозяйства «Завидово» по-хорошему вспоминает Н.С. Хрущева. Но с улыбкой опровергает мнение, которое активно распространял сам Никита Сергеевич, что равных ему в стрельбе трудно сыскать. Он считал себя непревзойденным охотником. Впрочем, какой охотник не любит приврать о своих успехах. Этим отличался и Хрущев. «Я, — вспоминал Никита Сергеевич о довоенных временах, — собирался …поехать на охоту в Завидовское охотничье хозяйство, созданное в Московском военном округе. Над этим хозяйством шефствовал Ворошилов, и охотились там военные. Я никогда прежде там не бывал и впервые туда собрался. Мы с Булганиным и Маленковым сговорились, что втроем поедем туда на охоту. Когда приехали в Завидово, там уже находился Ворошилов. …Прошу не понимать меня как некоего типичного охотника-хвастуна. Но мне действительно тогда удалось убить на одну утку больше, чем Ворошилову. Почему я об этом говорю? Да потому, что везде у нас гремело: «Ворошиловские стрелки». Ворошилов, дескать, стреляет из винтовки и охотничьего ружья лучше всех. И на самом деле стрелок он был хороший, но только компания эта в печати носила очень уж подхалимский характер».

В то же время все окружение первого секретаря твердо знало, что в соревновании по стрельбе на охоте его категорически было нельзя опережать. Вспыльчивый, импульсивный лидер не терпел проигрыша, и последствия для его подчиненных могли быть самыми тяжелыми.

Об этом свидетельствуют вспоминания генерала Н.С. Захарова: «Ранее в Завидово имели доступ только руководители ЦК КПСС, правительства и руководство Министерства обороны. Будучи начальником 9-го Управления, я по долгу службы принимал участие в охотничьих поездках. Зверя в этом заповеднике было много, и охота, как правило, была удачной…

Зная заранее о поездке в Завидово, туда в срочном порядке завозились необходимые продукты, вина, направлялись повар и официант. В один из зимних дней 1959 г. ряд членов Политбюро ЦК КПСС — Н.С. Хрущев, Н.В. Подгорный, А.П. Кириленко, Д.С. Полянский, А.А. Громыко — выехал в Завидово. Зная о предполагаемой поездке от Литовченко (Н.Т. Литовченко, начальник личной охраны Н.С. Хрущева. — Авт.), я выехал туда заранее, чтобы подготовиться к встрече гостей. Одновременно дал указание о завозе продуктов. К приезду гостей были подготовлены и егерь и загонщики. По приезде охотников, егерь проинструктировал их о порядке охоты, указал просеку, на которой будем стоять, и расстояние друг от друга. Я и Литовченко на охоте всегда становились один справа, другой слева, чтобы обезопасить первое лицо от какой-либо неприятности, когда охотник может стрельнуть в запретную сторону.

На этот раз получилось так, что Кириленко встал на номер слева от Н.С. Хрущева. Литовченко потом объяснил мне это так, что Хрущев его не отпустил, а приказал держать наготове второе ружье. Справа стоял я. Стоим на своих номерах, ждем. Уже слышны голоса загонщиков. Тишина. Вдруг слышу: два выстрела, один за другим, почти синхронно. «Отбой! — кричит егерь. — Кабан убит».

Все быстро собрались около огромного убитого кабана. «Смотрите, как хорошо я его приложил, сразу ткнулся рылом в снег», — сказал Кириленко. «Да чего ты мелешь? Это я первый его завалил, ты же стрелял после меня», — возразил Хрущев.

— Ну, уж нет, это мой трофей, моя добыча, и я раньше тебя его завалил, — настаивал Кириленко.

— Да как же ты мог раньше меня стрелять, когда кабан шел от меня в твою сторону? Да вот Литовченко подтвердит. После моего выстрела он мне сразу крикнул: Никита Сергеевич, кабан готов.

— Не знаю, куда глядел твой Литовченко, но кабана убил я, — со злостью сказал Кириленко.

— А ну тебя к чертям, что с тобой спорить? Пусть егеря разберутся, и откуда и в каком направлении попали оба жакана, и нам доложат. Пошли отдыхать, после удачной охоты неплохо и поесть.

Мы с Литовченко обменялись мнением, он уверял меня, что кабан упал после выстрела Хрущева, и что Кириленко стрелял вторым. Вообще я знал, что Хрущев очень метко стреляет. Говорю это потому, что неоднократно был этому свидетелем. Кроме того, у нас на гостевой даче в Огареве был специальный тир для стрельбы по «тарелочкам», где Хрущев всегда занимал первое место.

Пришли охотники на базу, привели себя в порядок и сели за стол. В ходе обеда и опрокинутых в рот рюмок вновь зашел разговор о том, кто же все-таки убил кабана. Кириленко рьяно стоял на своем. В это время пришел егерь с помощником и доложил, что в кабане, действительно, два жакана. Первый жакан попал в ухо и вылетел в глаз, от чего кабан упал замертво. Этот выстрел принадлежит Н.С. Хрущеву, т.е. охотнику, стоящему справа. Второй жакан прошел между передних лопаток, не задев сердца, и подраненный кабан мог еще бежать.

— Пошли вы к черту со своими выводами, подхалимы проклятые! — закричал Кириленко.

— Прекрати орать! — крикнул тогда Хрущев. — Спасибо, ребята, что грамотно разобрались. Подойдите, выпейте по рюмке коньяку и я с вами. А с вами, товарищ Кириленко, я бы в разведку не пошел.

Хрущев встал, оделся, сел в автомашину и, ни с кем не попрощавшись, уехал в Москву.

…Вскоре после этой злополучной охоты А.П. Кириленко в ЦК КПСС не стало. На его место пришел Ф.Р. Козлов».

Н.С. Хрущев любил, когда вокруг него находилось много его почитателей. Многолюдными стали и его выезды на охоту. На них стремились попасть чиновники, нуждавшиеся во встрече с первым секретарем ЦК КПСС. Послушал, вставил удачную реплику — глядишь, и попал на заметку. Настроение Никиты Сергеевича на охоте стало играть решающую роль, и подчиненные старались угодить ему, как могли…

Статус Завидовского охотхозяйства значительно повысился после того, как в 1956 г. Н.С. Хрущев решил сделать его открытым для посещения зарубежными гостями Коммунистической партии и Советского правительства. Удачное сочетание государственной работы и отдыха способствует успеху международных встреч на высшем уровне, что также определяет значимость национального парка.

Одним из первых иностранных гостей на охоте в Завидово стал руководитель Югославии, маршал Иосип Броз Тито…По приглашению главы Советского правительства Н.С. Хрущева президент Финляндской Республики Урхо Калева Кекконен в начале декабря 1963 г. совершил частную поездку на охоту в Советский Союз. Финская газета «Ууси Суоми» писала в те дни: «…Охота будет проходить в окрестностях Москвы, где, как говорят, также водятся медведи и крупная дичь»…Выводы в финской прессе свидетельствуют о важности таких охотничьих контактов…

В январе 1964 г. Фидель Кастро со своим братом Раулем прибыли в СССР со вторым официальным визитом. И сразу поехали на охоту в Завидово со своим нарезным оружием (американскими автоматическими винтовками «М-14»). «Они же революцию только что сделали» — шутили егеря. Об этом вспоминал завидовский егерь Е.С. Никитин: «Они со своими винторезами приехали. Сами знаете, какие они охотники. Революцию делали на Кубе. А Фидель, тем более Рауль, брат его — ребята стреляли!»

На завидовской охоте с советской стороны были Н.С. Хрущев, А.И. Микоян, Н.В. Подгорный, Л.И. Брежнев. Для гостей, кроме охоты на зайцев, кабанов и лосей, устроили катание на тройках, подледный лов рыбы. И конечно, как водится на Руси, застолье в лесу после охоты. Эти события прекрасно отображены в документальном фильме ЦСДФ 1964 г. «На зимней охоте»…Многие газеты США, в том числе «Нью-Йорк геральд трибюн» и «Дейли ньюс», поместили обширные материалы о визите Кастро в СССР и фотографии ТАСС, среди которых, кроме официальных, были снимки Фиделя, катающегося с детской горки, едущего на санях, запряженных лошадью, и другие, свидетельствующие о приятном отдыхе высокого гостя.

Столь любимое Никитой Сергеевичем занятие охотой помогло соратникам в деле его отстранения от власти. Известные охотничьи угодья, в том числе и «Завидово», оказались в 1964 г. местом встреч руководителей партии и государства, принимавших участие в этом рискованном мероприятии. Все понимали, что только здесь можно спокойно поговорить о предстоящем «деле».

По воспоминаниям первого секретаря ЦК КП Украины П.Е. Шелеста, в середине января 1964 г. стало известно о прибытии в Киев гостей: Н.С. Хрущева, Фиделя Кастро, Н.В. Подгорного. Везли Кастро для показа «зимы и охоты». 22 января 1964 г. из Москвы в Киев специальным поездом прибыли гости, сопровождающие лица, сотрудники охраны и представители прессы. «С вокзала поехали прямо в «Залесье» (охотничье хозяйство под Киевом. — Авт.) на охоту… Настроение у Н.С. Хрущева хорошее и он в отличной форме. Охота удалась, как говорят на славу. Хрущев убил двух больших кабанов, двух козлов, четырех зайцев. Кастро убил оленя, двух козлов, кабана. У Подгорного тоже были хорошие «трофеи». Дополнительно сделали пару «загонов», добыча тоже была не малая (Фиделю и Раулю Кастро особенно по вкусу пришелся шашлык. — Авт.). На следующий день … Кастро с Подгорным улетели в Архангельск. Я возвратился с аэродрома и проводил Н.С. Хрущева в Киев в его резиденцию. 25 января вечером с Н.С. Хрущевым выехал на охоту в «Залесье», охота была на кабанов с вышек и очень удачная. После охоты был длительный, интересный деловой разговор по многим вопросам. …Во время нашего разговора из Москвы Хрущеву позвонил Брежнев, во время разговора я хотел покинуть комнату, но Хрущев знаком показал, чтобы я оставался. Брежнев говорил о каких-то делах, затем сказал, что из Днепропетровска и Киева поступают жалобы на низкое качество хлеба. Чувствовалось, что это Хрущева обозлило и он раздраженно Брежневу сказал: «Что Вы все мне докладываете, надо когда-то и Вам самим научиться делать». После переговоров с Брежневым Хрущев сказал: «Вот видите, какие «помощники», на язык больно острые, а на деле не хватает способности и ума». Я, конечно, промолчал».

Конфликтная ситуация обострялась. Далее Петр Ефимович Шелест отмечал, что в августе 1964 г. он пригласил Брежнева и Подгорного приехать в Киев и посетить выставку по птицеводству. «Пригласил на охоту на оленя о. Берючий — Херсонская область, Белогорск — Крым на фазана, Яготин — Киевская область на утку, «Залесье» — под Киевом на кабана. По их выбору в любое место, все хозяйства были приведены в надлежащий порядок. Обещали подумать и дать ответ. …25 августа. Из Симферополя в Киев прилетел Брежнев и Подгорный — план их пребывания: осмотр выставки птицеводства, она произвела огромное и очень хорошее впечатление. Во второй половине дня уехали в Ягутин на охоту на уток — охота была организована хорошо и была удачной. Брежневу и Подгорному подарили по отличному ружью «Черчилль» — остались довольны…

Охота в «Залесье» прошла хорошо, только Брежнев убил 7 шт. кабанов и оленя. Утром 27 августа с бориспольского аэродрома проводили «гостей», они улетели в Астрахань на охоту на гуся». Обработка сторонников смещения Н.С. Хрущева с высших партийных и государственных постов успешно продолжалась.

За несколько дней до начала октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС, член Президиума ЦК КПСС, председатель Совмина РСФСР Геннадий Иванович Воронов получил лично от Леонида Брежнева приглашение съездить в Завидово поохотиться. Позднее Воронов записал: «После охоты застолье было против обыкновения кратким. Когда засобирались домой, Андропов предложил мне ехать в Москву в одной машине вместе с Брежневым. Едва вырулили на трассу, Андропов поднял стекло, отделявшее в салоне заднее сиденье от шофера с охранником, и сообщил мне о готовящемся свержении Хрущева. …Брежнев вставлял в разговор только реплики. Нацепив на нос очки, всю дорогу он шелестел листами со списком членов ЦК: против одних фамилий ставил плюсы, против других — минусы, подсчитывал, перечеркивал значки, минусы менял на плюсы и бормотал: «Будет баланс, будет беспроигрышный». Андропов добавил: «Если Хрущев заартачится, мы покажем ему документы об арестах в 1935–1937 годах, где есть его подписи...»

Свой последний отпуск в 1964 г. Н.С. Хрущев начал проводить с 30 сентября в Крыму, в Ливадии, а закончил 13 октября на Черноморском побережье Кавказа, в Пицунде…А через несколько дней «эра» Никиты Сергеевича Хрущева, в том числе и охотничья, закончилась.

Автор – Центр по связям с прессой и общественностью ФСО России

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©