НовостиПишите намПоискАрхив

Рыбалка у полярного круга
Почему ссыльного Джугашвили приняли за… водяного
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию очередную главу из книги «Охота и политика», подготовленной при участии Федеральной службы охраны России. Из нее можно узнать, как к старинному мужскому увлечению пристрастился И.В. Джугашвили (Сталин), и почему это случилось именно во время его ссылки в далекий Туруханский край.

Иосиф Виссарионович Сталин в свободное время не только бывал на охоте и рыбалке, но и играл в городки, кегли, гонял бильярдные шары. Вот о чем пишет 8 сентября 1925 г. из Мухалатки (местечко на крымском побережье Черного моря, между Ялтой и Севастополем) К.Е. Ворошилов секретарю ЦИК СССР А.С. Енукидзе: «Кроме всего прочего Коба научился играть в кегли и биллиард. И то и другое ему очень нравится… Шкирятов … сейчас «дуется» со Сталиным и Чубарем в биллиард». Отметим самую существенную сторону этих мероприятий. Они всегда были преисполнены глубокого политического, управленческого и аппаратного смысла.

Причастность Сталина к такому старинному, в основном мужскому увлечению, как охота, — отдельная тема повествования. Многие исследователи отмечают, что своим прохладным отношением к этому занятию он сильно отличался от таких соратников по партийному и государственному руководству, как «архистрастный» охотник Владимир Ильич Ленин, «заводила» охотничьего дела Климент Ефремович Ворошилов, серьезные и азартные охотники Сергей Миронович Киров и Григорий Константинович (Серго) Орджоникидзе.

До 1917 г., в дни Туруханской ссылки, Сталин не по собственной воле занимался охотничьим и рыболовным промыслом. В советский период его выходы на охоту, с остановками и кострами, случались не часто, в основном во второй половине 20-х до середины 30-х годов ХХ в. После 1935 г. длительные прогулки в лесу, в горах, а тем более охота были забыты. Здесь свою роль сыграла не только политическая ситуация в стране и мире, но в большей степени здоровье советского лидера. Известны серьезные простудные заболевания Сталина в 1929 и 1938 гг. В отдельные периоды, как это было в 1933 г., поездка по стране, с охотой в Сальских степях, проводилась в дни отпуска. Это было путешествие, в котором наряду с отдыхом решались отдельные вопросы развития народного хозяйства Советского Союза. Отдых И.В. Сталина со своими близкими и соратниками, его поездки, прогулки, кратковременные охоты, привалы и передышки — сегодня это практически малоизвестные исторические эпизоды, непродолжительные по времени события в его жизни. Рассмотрим несколько таких историй, которые произошли в рамках двадцатилетнего периода (1913–1933 гг.).

В 1913 г., после очередного ареста, И.В. Джугашвили был сослан в Туруханский край. Чтобы отрезать поднадзорному все пути к побегу из ссылки (до этого он совершил их пять), его держали сначала в селе Монастырское, а в начале 1914 г. переправили в более надежное место, так как в конце января Департаменту полиции стало известно, что готовится побег И.В. Сталина и Я.М. Свердлова, находившегося вместе с ним в ссылке, для чего уже переведены деньги из Петербурга. Туруханский пристав немедленно отреагировал на это известие. Он решил перевести ссыльных на 180 верст севернее Монастырского, в станок Курейка, который находился у самого Полярного круга.

Про этот маленький поселок, затерявшийся в беспредельных ледяных пространствах, можно было без преувеличения сказать, что он находится на краю земли. Зима длится здесь восемь-девять месяцев, зимняя ночь тянется круглые сутки. Здесь никогда не произрастали хлеба и овощи, зато в лесу во множестве водились дикие звери. В Курейку, где было всего восемь домов, а населения — 67 человек, Сталин и Свердлов прибыли в марте 1914 г. Воспоминания жителей, записанные в советское время (конец 1930-х — начало 1950-х гг.), а также выдержки из книги А.С. Аллилуева, — основа рассказа о Туруханском эпизоде жизни Сталина. Следует подчеркнуть, что едва ли не главным занятием жителей Курейки и ссыльных, самым верным способом добывания средств к существованию были рыбалка с охотой. Вот как об этом вспоминала в начале 1950-х гг. Л.П. Перепрыгина: «На охоту т. Сталин всегда ходил с Перепрыгиным Иваном Платоновичем (умер в Туруханске в 1920 г. — Авт.). На охоту и рыбалку И.В. Сталину надзиратель Лалетин не разрешал ходить. Однажды, когда И.В. Сталин возвращался с охоты, надзиратель Лалетин набросился с ножом на т. Сталина. И.В. Сталин, защищаясь, порезал на руке пальцы…». Необходимо отметить, что она перепутала табельное оружие жандарма И.И. Лалетина (шашку) с обыкновенным ножом. Еще одно свидетельство — жительницы Курейки М.П. Давыдовой: «Однажды Иосиф Виссарионович взял у моего брата ружье и хотел сходить на охоту. Жандарм Лалетин налетел на Иосифа Виссарионовича, обнажил шашку и хотел его обезоружить. Брать ружье товарищу Сталину не разрешалось. Но товарищ Сталин не отдал ружье жандарму, а возвратил его брату. Помню, тогда жандарм порезал Иосифу Виссарионовичу руки». Ф.А. Тарасеев пояснял: «Занимался т. Сталин охотой и рыбной ловлей все больше на Половинкином острове и на Калининкиной речке. Сам делал снасти и для охоты и для рыбной ловли». Таким образом, в период пребывания в Курейке, как об этом практически единодушно свидетельствовали местные жители, Сталин нарушал запрет на ношение огнестрельного оружия. Более того, политический ссыльный И.В. Джугашвили то и дело брал в руки соседское ружье и ходил с ним на охоту. Лалетину это порядком надоело, и он решил «употребить власть». В результате и возникла стычка между ним и И.В. Джугашвили на берегу Енисея. На основе этих и других воспоминаний можно сделать определенный вывод: Сталин во время нахождения в Курейке добывал дичь (часто пользуясь капканами и силками) и ловил рыбу. И главное: надзиратель И.И. Лалетин категорически запрещал своему «подопечному» носить огнестрельное оружие. Эти свидетельства дополняет рассказ М.А. Мерзлякова, который сменил И.И. Лалетина на должности надзирателя в Курейке. Он прекрасно помнил содержание строгой инструкции, которую получил от своего предшественника. «Инструкция была опечатана сургучами, специально книжечка такая была: не отпускать его от себя никуда, не давать ему огнестрельного оружия».

Судя по воспоминаниям М.А. Мерзлякова, он, в отличие от И.И. Лалетина, давал Сталину существенные послабления. В частности, по собственной воле передал ему казенную однозарядную винтовку. Вместе с другими жителями Курейки И.В. Джугашвили однажды даже ходил «на медведя». Охота закончилась успешно: охотники из винтовки смогли убить косолапого…

Возникают закономерные вопросы: почему Сталин, находясь в ссылке в Туруханском крае, так пристрастился к охоте и рыбной ловле? Была ли подобная склонность настоящей мужской страстью, либо за ней скрывались какие-то другие побудительные причины? Пытаясь ответить на эти вопросы, следует обратить внимание на следующее. Еще до наступления настоящей сибирской зимы Сталин начал осознавать, что самое страшное — неумолимо надвигавшаяся острая материальная нужда, которая буквально приводила его в отчаяние. Едва прибыв к месту ссылки, в августе 1913 г. он направил на имя туруханского пристава прошение о выплате ему положенного денежного пособия. По свидетельству пристава, И.В. Джугашвили получал всего 15 руб. «кормовых» денег в месяц. К тому же он начал ощущать симптомы простудной болезни. Не прошло и месяца, как Сталин понял, что остается в условиях приполярной зимы буквально без средств к существованию. Он немедленно стал одно за другим рассылать письма ближайшим соратникам по большевистской партии и просто знакомым, умоляя срочно выслать ему денег. В ответ на его настойчивые просьбы Сталину удалось получить денежные переводы, по некоторым данным, на общую сумму в 135 руб. Однако в апреле 1914 г. по распоряжению енисейского губернатора у него было конфисковано 60 руб. Так или иначе, политическому ссыльному И.В. Джугашвили, несмотря на материальные лишения и на простудное заболевание, удалось пережить первую суровую зиму 1913/14 г. в Туруханском крае. Судя по всему, испытав безденежье, он понял, что на переводы «с воли» всерьез рассчитывать не приходится. В создавшихся условиях едва ли не единственным средством для улучшения создавшегося положения стали для И.В. Джугашвили охота и рыбалка.

Жительница Курейки А.С. Тарасеева рассказывала: «Промышлять любил. Промышлял и один, и с туземцами, и с Перепрыгиными. … Ружье-то не разрешали ему, а он ловушками, чирканами. Пушнины-то много было. Песец стадом шел с Курейской тундры». Данное свидетельство вызывает интерес. Выходит, что Сталин не всегда ходил на охоту с ружьем. Он прибегал и к такому верному и безопасному средству, как установка в тайге ловушек-чирканов, рассчитанных даже на мелкого зверька. И далее. Жители Курейки А.М. Тарасеев, Ф.А. Тарасеев и М.А. Тарасеев отмечали: «Пушнины Иосиф Виссарионович добывал мало, а что добывал, сдавал купцам и получал деньги». «Иосиф Виссарионович любил рыбачить и ходить на охоту. Добытую пушнину сдавал купцам, а рыбу солил для себя». Таким образом, охота на песца с применением ловушек-чирканов, которой занимался Сталин, давала возможность пополнить скудный бюджет политического ссыльного. Вероятно, на полученные от сданной купцам пушнины средства приобретались керосин, хлеб, сахар, другие продукты и необходимые вещи. Охота также частично избавляла Сталина от необходимости тратить деньги на покупку мяса. По свидетельству жителей Курейки, охотился он круглый год. При этом, не имея огнестрельного оружия, брал его на время у кого-либо из местных охотников, порой по предварительному сговору, пускался и на хитрости. Ф.А. Тарасеев и другие курейчане свидетельствовали: «Ружья у него не было. Оставит кто-либо ружье в лесу, шепнет И.В., и он в лесу возьмет ружье и охотится. Приносил горностая, зайца, птицу…». «Уж очень любил Сталин охотиться, а ружье-то и не разрешали ему. Мы пустились в хитрость. Унесем ружье в лес, повесим, по договоренности, на такой-то ствол. Сталин в лес — и ружье есть. Вот почему-то уж очень не любил стрелять в уток, все больше за куропатками».

Итак, охотничий промысел, насколько можно судить по воспоминаниям жителей Курейки, в период ссылки в Туруханском крае являлся для Сталина отнюдь не развлечением, а острой жизненной необходимостью, так же как и рыбалка. Это помогало ему выживать в условиях постоянного безденежья.

Приведем выдержку из воспоминаний А.С. Аллилуева: «Рыбу Сталин … сам добывал, запасая с теплых дней. Но и зимой приходилось пополнять запасы. В прорубях устанавливали снасти, вешками отмечая путь к ним. Однажды зимой он с рыбаками отправился проверить улов. Путь был не близкий — за несколько километров. На реке разделились. Сталин пошел к своим снастям. Улов был богатый, и, перекинув через плечо тяжелую связку рыбы, Сталин двинулся в обратный путь. Неожиданно завьюжило. Начиналась пурга. Мгла полярной ночи становилась непроницаемой. Крепчал мороз. Ветер хлестал в лицо, сбивал с ног. Связка тяжелой рыбы давила на плечи, но Сталин не бросал ношу. Расстаться с ней — значило обречь себя на голод. Не останавливаясь, борясь с ветром, Сталин шел вперед. Вешек не было видно — их давно замело снегом. Сталин шел, но жилье не приближалось. Неужели сбился с пути?

И вдруг, совсем рядом, показались тени, послышались голоса.

— Го-го-го! — закричал он. — Подождите!..

Но тени метнулись в сторону и исчезли. Голоса смолкли. В шуме вьюги он только слышал, как ударялись друг о друга замерзшие рыбы за его плечами. Теряя силы, он все же продолжал идти вперед. Остановиться — значит погибнуть. Пурга все бушевала, но он упорно боролся с ней. И когда, казалось, надеяться уже не на что, послышался лай собак. Запахло дымом. Жилье! Ощупью добрался он до первой избы и, ввалившись в нее, без сил опустился на лавку. Хозяева поднялись при его появлении.

— Осип, ты? — Они в страхе жались к стене.

— Конечно, я. Не лешак же!

— А мы встретили тебя и подумали — водяной идет. Испугались и убежали…

И вдруг на пол что-то грохнуло. Это отвалилась ледяная корка, покрывавшая лицо Сталина. Так вот почему шарахнулись рыбаки там, по пути. Обвешанный сосульками, в ледяной коре, он показался им водяным. Да еще рыба, звеневшая за его плечами! Он не мог удержаться от смеха…

— Я проспал тогда восемнадцать часов подряд, — вспоминал он, рассказывая о пурге». Охотничьим и рыболовным навыкам его, скорее всего, научили местные жители. Чаще всего называлось имя И.П. Перепрыгина. Иногда Сталин брал с собой на охоту подаренного ему кобеля — лайку по кличке Тихон, Тишка.

Впоследствии, когда Сталин стал уже видным государственным и партийным деятелем, из его памяти постепенно ушли воспоминания о трудностях последней по счету ссылки. И он чаще всего с удовольствием рассказывал родным, близким и ближайшим соратникам по партии о своем туруханском промысле. Вот какое впечатление об этих рассказах осталось у дочери вождя Светланы Аллилуевой: «Он вспоминал всегда о годах ссылки, как будто это были сплошь рыбная ловля, охота, прогулки по тайге. У него навсегда сохранилась эта любовь…»

Из Туруханского края Сталин, узнав о начале Февральской революции, направился в Петроград. После Октября 1917 года он вошел в состав большевистского руководства. К началу 1930-х годов Сталин уже был одним из самых известных и популярных политических деятелей в СССР, занимал высокие посты в большевистской партии, являлся членом Политбюро и Генеральным секретарем ЦК ВКП(б). Во второй половине 20-х — начале 30-х гг. И.В. Сталин в дни отпуска во время пребывания в Крыму или на Черноморском побережье Кавказа ходил на охоту. Это были эпизодические, в течение светового дня, выходы, с обязательным «завтраком на траве» в тени деревьев…

Автор – Центр по связям с прессой и общественностью ФСО России

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©