НовостиПишите намПоискАрхив

Опасный маршрут
Во время войны руководство СССР охраняли на земле и в небе
В этом году отмечается 65-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Мы уже рассказывали о том, как в военное время была организована охрана Московского Кремля. Сегодня наш материал посвящен не менее интересной теме — обеспечению безопасности охраняемых лиц в годы Великой Отечественной войны во время поездок по стране и за рубеж.


Данные задачи выполнялись личным составом различных подразделений 1-го отдела НКВД СССР — 6-го Управления НКГБ СССР. Необходимые мероприятия проводились во взаимодействии с органами контрразведки, внутренних дел, наркомата обороны, а в случае необходимости — с подразделениями разведки и службами наркомата иностранных дел. Всего в период войны органы государственной охраны обеспечивали безопасность 25 представителей военного и политического руководства страны.

Особой сложностью отличались командировки в фронтовые районы. Так, с крайне высоким риском была связана августовская поездка по железной дороге (выезд из Москвы 27 августа 1941 г.) в Ленинград (через Вологду) заместителя председателя ГКО и члена Ставки ВГК В.М. Молотова и члена Ставки ВГК Г.М. Маленкова. В командировку личному составу кроме личного оружия выделили автоматы ППД, автоматические винтовки, гранаты. Как вспоминает об этой командировке майор А.С. Яшин, в то время сотрудник охраны В.М. Молотова, поездка была очень напряженной. Из-за прикрытия поезда нашей авиацией противник не смог нанести бомбовый удар по составу, но все же разбомбил у станции Мга около 100 м железнодорожного полотна. Поэтому охраняемым лицам, с частью сопровождающих, пришлось проехать остаток пути до Ленинграда на дрезине. Оставшаяся группа охраны вместе с железнодорожниками восстановила путь, и поезд особой нормы пришел к вечеру на Московский вокзал Ленинграда. К окончанию командировки немцы уже вышли на Октябрьскую железную дорогу и перерезали движение. Возвращаться из Ленинграда охраняемым лицам и их сопровождающим пришлось на военных самолетах.

Заграничные поездки охраняемых лиц в годы Великой Отечественной войны были сопряжены с многочисленными трудностями самого различного характера. Следовало принимать грамотные оперативные меры в контакте с другими подразделениями органов безопасности по обеспечению секретности подобных визитов за рубеж. Охранные мероприятия осуществлялись в непосредственной близости от театров военных действий, а передвижение авиационным транспортом, в некоторых случаях, осуществлялось над территорией СССР и зарубежных государств, временно оккупированных противником. Часто эти поездки в условиях мирового конфликта осуществлялись окольными путями и на значительное расстояние.

Особую сложность представлял перелет В.М. Молотова в Великобританию и США. В мае-июне 1942 гoда ему и сопровождающим его лицам пришлось, рискуя жизнью, совершить крайне опасный перелет: вылететь 11 мая с наступлением сумерек из аэродрома Быково, пролететь над Раменским, Загорском и Калинином. С наступлением темноты самолет пересек линию фронта и территорию, оккупированную немцами, а также два моря — Балтийское и Северное, где превосходство гитлеровской авиации было абсолютным, пролетев по маршруту Осташков — Псков — остров Эзель (Сааремаа) — Мотала (Швеция) — Кристиансанд (Норвегия) — Тилинг (Дания), и приземлился в Данди (Великобритания). Затем после посещения Лондона и встречи с У. Черчиллем и М. Иденом новый полет — через Исландию в Вашингтон, а потом возвращение в Москву тем же маршрутом, с посадкой на аэродроме в Раменском.

Для полета использовали наиболее мощный по тем временам четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7, командиром экипажа которого был утвержден Э.К. Пусеп. Сам бомбардировщик, выделенный 746-м полком авиации дальнего действия, тщательным образом опробовали перед рейсом. После проверки заменили один из двигателей, вместо бомб установили дополнительные баки с горючим и кислородные баллоны — ведь полет должен был проходить постоянно на предельной высоте 10 км. Разумеется, боевая машина не была рассчитана на пассажиров. В.М. Молотова сопровождала минимальная делегация и два человека из личной охраны. Заместитель начальника 1-го отдела НКВД СССР, старший майор госбезопасности Д.Н. Шадрин проинструктировал личный состав, назначенный в командировку. Но что могла сделать охрана, если бы самолет по какой-либо причине снизился, подвергся обстрелу зениток или нападению истребителей? Тогда, весной 1942 года, когда срочно требовалось заключить с Великобританией и США всеобъемлющие союзнические соглашения, об опасности и риске не принято было думать. Выбирали самый короткий по расстоянию и времени путь.

В 1942 году 1-й отдел обеспечил ряд командировок охраняемых лиц в освобожденные, прифронтовые районы. Сложность обеспечения безопасности этих заданий заключалась в том, что многие населенные пункты посещались охраняемыми лицами практически сразу после их освобождения от немцев. При этом учитывалось, что противник при отступлении минировал дороги, дома, предметы и т.п. В работе личный состав при осмотрах использовал ручные миноискатели и другие технические средства, а при подготовке мест размещения в освобожденных населенных пунктах обязательно привлекались военные саперы. Принималась во внимание и оперативная обстановка, складывавшаяся на освобожденных и прифронтовых территориях. Эти мероприятия оперативные группы государственной охраны проводили в тесном взаимодействии с соответствующими подразделениями НКВД СССР и военной контрразведки.

Приведем несколько примеров из практики фронтовой работы сотрудников групп личной охраны и водителей автомобилей охраняемых лиц. Командировки на фронт и в прифронтовые районы водителей гаража Особого назначения (ГОНа) и офицеров групп личной охраны длились от нескольких дней до нескольких недель и месяцев. Так, Г.К. Жуков с 22 июня 1941 года по 15 мая 1945 года совершил 43 выезда на фронт. В эту статистику не входят отдельные поездки в Москву (по вызову И.В. Сталина на непродолжительное время). Только с 29 сентября по 16 ноября 1942 года Георгий Константинович трижды выезжал в район Сталинграда. За время войны А.М. Василевский совершил 24 поездки на фронт, С.К. Тимошенко — 23, К.Е. Ворошилов — 14, С.М. Буденный — 5.

Начальник группы охраны Г.К. Жукова, подполковник Н.Х. Бедов вспоминает: «В это время у нас имелось пять автомашин: два вездехода «ГАЗ-61», два «Виллиса» и «Паккард». С начала и до конца войны по всем фронтовым дорогам Георгия Константиновича обслуживало много шоферов. Основными шоферами фронтового периода были: А.Н. Бучин, В.Л. Давыдов, А.Г. Казарин, М.М. Пилихин, С.С. Пискарев, Н.П. Савков, А.В. Чучелов. Это были самые опытные, смелые и безотказные люди… Начальник группы охраны подполковник Н.Х. Бедов в своих воспоминаниях также отмечал, что при выездах на фронт Г.К. Жуков в необходимых случаях доходил не только до штабов полков, но и до нашего переднего края.

Он и его подчиненные, понимали, что, в фронтовой обстановке, по воле «случая», маршал мог в любой момент погибнуть. И делали все возможное, чтобы этого не произошло. Так, «18 или 19 июля 1943 года Г.К. Жуков выезжал на поле боя 69-й армии, 5-й Гвардейской танковой армии и 32-го Гвардейского корпуса, где сопровождавший нас генерал Ротмистров позволил подъехать автомобилю к самому полю танкового боя. На мои требования остановить машину, не доезжая поля боя, не последовало никакой реакции, и только вмешательство генерала Л.Ф. Минюка (помощника маршала) повлияло на Ротмистрова. Он, конечно, отпустил шутку: «А я полагал, что едем в танке». Обратно к машине, с переднего края, шли траншеями и попали под минометный огонь противника. При подлете мины, видимо по интуиции, все прижались к земле, а я навалился на Георгия Константиновича. Мина взорвалась в нескольких метрах от нас. Я получил контузию левого, а Г. К. Жуков — правого уха. После контузии маршал стал плохо слышать».

В 1943 году на фронт, для прохождения боевой практики, была направлена группа снайперов 1-го отдела НКВД СССР в количестве пяти человек. Всего специальная команда за время выполнения задания уничтожила около сотни немецких солдат и офицеров. Особенно отличились руководитель группы, офицер охраны Н.Д.Фролов, уничтоживший 28 немцев, и снайпер М.Ф.Мартынов, на счету у которого 18 фашистов. С этого времени оперативным группам, отбывающим на фронт для выполнения заданий по обеспечению безопасности охраняемых лиц, придавались снайперские группы. Так, в одной из поездок К. Е. Ворошилова в район военных действий снайпером 1-го отдела НКВД СССР В.В.Калинкиным был сбит вражеский самолет.

Одно из сложнейших и самых ответственных мероприятий было проведено подразделениями государственной охраны в августе 1943 года — обеспечение безопасности во время поездки И.В. Сталина на фронт. Она готовилась с особыми мерами предосторожности. В Наркоматах Внутренних Дел и Государственной безопасности СССР о предстоящей поездке знали всего несколько человек: — наркомы Л.П. Берия и В.Н. Меркулов, их заместители И.А. Серов и Б.З. Кобулов. В 6-м Управлении НКГБ СССР о командировке было известно его начальнику Н.С. Власику, а также нескольким сотрудникам из личной охраны И. В. Сталина (В.И. Румянцеву, С.Ф. Кузьмичеву, А.М. Ракову и М.Г. Старостину). По причине закрытости поездки было принято решение: Н.С. Власика при выезде на фронт не брать, а старшим на период командировки назначить В.И. Румянцева, его заместителями — С.Ф. Кузьмичева и А.И. Ракова.

1 августа И.В. Сталин закончил работу в Кремле около 23 часов и выехал на дачу «Ближняя». Отъезд в район Гжатска состоялся 2 августа от железнодорожной станции Кунцево, около двух часов ночи, на поезде особой нормы, состоящем из нескольких пассажирских вагонов и двух бронеплощадок с зенитной артиллерией. После пребывания в Гжатске, Юхнове, Ржеве, на фронтовых командных пунктах вечером 5 августа И.В. Сталин благополучно вернулся с фронта на Ржевский вокзал столицы.

Автор – С. Девятов, В. Жиляев, О. Кайкова, Ю. Сигачев.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©