НовостиПишите намПоискАрхив

Дичь для Ильича
В Шушенском будущий лидер революции увлекся охотой
Недавно вышло в свет иллюстрированное издание «Политика и охота», подготовленное при участии Федеральной службы охраны России. Из него читатели могут почерпнуть множество любопытных фактов о том, как охотились первые лица нашего государства как до, так и после 1917 г. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию одну из глав этой книги, посвященную В.И. Ленину.


О революционной и государственной деятельности В.И. Ленина написаны тысячи исследований, оставлены сотни воспоминаний, сведения же о предпочтениях вождя мирового пролетариата в свободное от дел время на этом фоне представлены намного скромнее. Тем не менее из небольшого количества дошедших источников об этой стороне жизни Ленина явно прослеживается, что именно охота была одним из его основных увлечений.

Первый глава Советского государства пристрастился к охоте задолго до прихода к власти. Наиболее ранние об этом упоминания связаны с эпизодами из его революционной молодости. В декабре 1895 г., когда еще будущему Ленину, а тогда просто Владимиру Ульянову было всего 25 лет, его арестовали, и более четырнадцати месяцев ему пришлось провести в камере предварительного заключения. По истечении этого срока вышло «высочайшее повеление» о высылке революционера на три года в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции. Попытки семьи и самого Ленина под предлогом слабого здоровья добиться разрешения на назначение местом ссылки одного из крупных восточносибирских городов не увенчались успехом. В первых числах мая 1897 г. он прибыл в село Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии, в один из глухих сибирских уголков, о котором говорили: «Дальше Шуши — Саяны, а дальше Саян — край света». В конце XIX в. село Шушенское твердо ассоциировалось как типичное место для ссылки государственных преступников, здесь еще в первой половине столетия отметились декабристы, петрашевцы во главе с М.В. Петрашевским, народовольцы и поднявшие в 1830 и 1863 гг. восстания поляки, на смену которым пришли социал-демократы. Как писал сам Ленин в письмах к родным, это было большое село, в котором проживало более полутора тысяч жителей, с волостным правлением, находившееся на правом берегу Енисея, в 56 верстах к югу от Минусинска. Суровая таежная природа края обладала своей неповторимой красотой…

Разнообразие обитавшей здесь фауны делало эти места привлекательными для охотников: белки, соболя, медведи, олени, дикие козы, зайцы, утки, дупеля, куропатки и др. Недаром Ленин, который первоначально вынашивал идею перевода в другое место ссылки, например в село Тесинское, куда были сосланы осужденные одновременно с ним Г.М. Кржижановский и В.В. Старков, отказался от этого замысла, мотивируя это в письме к матери именно возможностями охоты: «Насчет того, чтобы тебе ехать сюда для того только, чтобы выпросить мне перемещение, — это уж совсем и совсем не стоит. Во-первых, я и сам получу, вероятно, разрешение на перевод, если начну хлопоты. Во-вторых, село Тесинское вряд ли лучше Шуши. По всем предварительным сведениям, которые мы собирали раньше, Тесь гораздо хуже Шуши в отношении местности, охоты и т.д.»

В сибирской ссылке В.И. Ленин находился до января 1900 г., и в этот период жизни охота была его постоянным времяпрепровождением… Из всех доступных в ссылке развлечений: катание на коньках, игра в шахматы (кстати, в последние Ленин периодически играл своеобразным способом — по переписке) — охоту он любил больше всего.

Первая охота Ленина в Шушенском состоялась спустя всего несколько дней после приезда. В отношении енисейского губернатора в департамент полиции зафиксировано, что политический административно-ссыльный В. Ульянов прибыл в назначенное ему место жительства село Шушенское 8 мая 1897 г., а в письме от 18 мая домой он сообщил, что накануне уже побывал на охоте: «Вчера ездил верст за 12 и стрелял и по уткам и по дупелям. Дичи много, но без собаки и притом такому плохому стрелку, как я, охотиться довольно трудно...»

Тогда же Ленин ощутил и суровость сибирской погоды: «…утром была прелестная погода, день совсем жаркий, летний. Вечером вдруг поднялся страшный прехолодный ветер и дождь в придачу. Приехали мы все в грязи и, не будь мехового платья, замерзли бы дорогой. Обыватели говорят, что в Сибири такие происшествия не в редкость и летом, так что меховую одежду берут с собой даже летом, когда едут куда-нибудь». Однако эти сюрпризы не изменили боевого настроя Ленина, который поведал, что намерен «завести себе полушубок для поездок на охоту». Охотничьи прогулки продолжались и дальше. Осенний период Ленин называл временем, «когда можно с удовольствием пошляться с ружьем по лесу», не смущали его и настоящие сибирские морозы. «Зимняя охота, например, на зайцев не менее интересна, чем летняя, и я отношу ее к существенным преимуществам деревни», — писал он домой. На охоте Ленин пропадал целыми днями, даже когда в мае 1898 г. к нему приехала будущая жена Н.К. Крупская со своей матерью, в момент их приезда он отсутствовал, так как охотился.

Охота была для ссыльного Ленина именно развлечением, видом досуга, но не жизненной необходимостью, как для многих других ссыльных, вынужденных этим промыслом улучшать свое скудное содержание. Помимо денег родные присылали Ленину вещи и книги… Самым близким городом к Шушенскому был Минусинск, куда ему разрешалось время от времени выезжать за покупками. Однако, как заметил сам Ленин, «привыкшему к столичным магазинам трудновато искать» в магазинах «сельского типа», поэтому ватную куртку для охоты ему купили в Санкт-Петербурге и переслали. Не удовлетворил Владимира Ильича и вариант пошива охотничьей одежды у местного портного, для которой мать купила ему материю: «Хотя это звучит очень эффектно, а все же бы лучше уж купить готовое в Москве, а ту материю, которую ты приготовила, отдать Мите или Марку. Я же особенно прошу только одного — чертовой кожи, ибо на охоте рву платье жесточайше… Еще разве вот что — лайковые перчатки, если можно их купить без мерки (в этом я сомневаюсь). Никогда я их не носил, ни в Питере, ни в Париже, а в Шушу хочу попробовать — летом от комаров. На голову-то сетку наденешь, а рукам достается изрядно…» Для охоты в болотистых местах и на озерах Ленин приобрел полуболотные сапоги, а первое время был вынужден ходить на охоту в ботинках.

Искусство охоты давалось Ленину не без труда. Как вспоминал А.Д. Зырянов, житель села Шушенское, в чьем доме в 1897–1898 гг. Ленин занимал комнату и с которым он первый раз пошел на охоту, навыков у него не было: «Пошли мы с Владимиром Ильичем охотиться, на этот раз по берегу речки Шушь, с одним моим пистонным ружьем. Я дал Ильичу из него один раз выстрелить в утку, но по первости у Владимира Ильича ничего не вышло — так утки и не убил». Но охотой Ленин увлекся и вскоре стал приносить добычу. Сложностями овладевания охотничьим искусством Владимир Ильич делился в письмах, например, осенью 1897 г. он написал матери: «Охотой я все еще продолжаю заниматься. Теперь охота гораздо менее успешна (на зайцев, тетеревов, куропаток — новая еще для меня охота, и я потому должен еще привыкнуть), но не менее приятна. Как только вывернется хороший осенний денек (а они здесь нынешний год не редки), так я беру ружье и отправляюсь бродить по лесу и по полям…»

Однако о его мастерстве остались достаточно средние отзывы. П.Н. Лепешинский вспоминал, что стрелок из Ленина в то время был неважный. Подтверждают это и слова крестьянина П.Т. Строганова: «Стрелял Владимир Ильич торопливо, что иногда было причиной неудачи…» По мнению другого революционера — М.А. Сильвина, «настоящей охотничьей страсти у Владимира Ильича не было. Поехать этак дня на два на три или на неделю в тайгу или в степи, привезти ворох дичи — этого с ним не случалось». Манера охотиться у Ленина сложилась своеобразная, свидетельствующая о таком изобилии дичи в крае, что даже самый неопытный и ленивый охотник мог рассчитывать на удачу. По воспоминаниям крестьянина И.О. Ермолаева, «подкрадываться к дичи Владимир Ильич не любил и не хотел, а всегда подходил прямо, не сгибаясь». На вопрос, почему он не подкрадывается, Ильич отвечал: «А зачем? Эта улетит, найдем другую». Дичи было действительно много и не очень пуганной. Н.К. Крупская вспоминала: «Позднею осенью, когда по Енисею шла шуга (мелкий лед), ездили на острова за зайцами. Зайцы уже побелеют, с острова деться некуда, бегают, как овцы, кругом. Целую лодку настреляют, бывало, наши охотники…»

Вначале Ленин брал на охоту хозяйскую собаку, которую сумел приучить ходить с собой. Как отмечал сам Ленин, она обладала небольшими, но все-таки охотничьими навыками. Вскоре завел собственного рыжего сеттера по кличке Женька, взяв щенка, для воспитания которого выписал специальное руководство. Женька постоянно сопровождала Ильича на охоту и, по отзывам, хотя и не была первоклассной охотничьей собакой, не всегда держала стойку и слушалась свистка, но чутьем обладала достаточным…

Вообще ссылку Ленина в Шушенском, наполненную охотой и другими необременительными занятиями, среди которых он нашел время жениться и оставалось время даже на обширную переписку и изучение марксизма, сложно назвать тяжелой, да и вообще наказанием. Красноречив в этом отношении отрывок из письма Н.К. Крупской матери Ленина от 27 сентября 1898 г.: «Сегодня пишу опять я вместо Володи, дорогая Марья Александровна. Володя приехал из Красноярска третьего дня поздно вечером, его дожидались здесь два Маниных письма, и он собирался было сегодня засесть за письмо домой, но с утра пришли Оскар и Проминский и стали соблазнять Володю ехать на охоту на какой-то Агапитов остров, где, по их словам, зайцев тьма-тьмущая и табуны тетерок и куропаток так и летают…» По воспоминаниям той же Крупской, образ жизни в Шушенском и особенно увлечение охотой пошли Ленину на пользу: «…он ужасно поздоровел, и вид у него блестящий сравнительно с тем, какой он был в Питере. Одна здешняя обитательница полька говорит: «Пан Ульянов всегда весел…»

29 января (10 февраля) 1900 г. по истечении срока ссылки В.И. Ульянов и Н.К. Крупская покинули «Шу-шу-шу», годы, проведенные в котором, были, пожалуй, самым удачным и насыщенным в плане охоты временем. Именно в Шушенском Ленин полюбил охоту и сохранил эту страсть на всю жизнь. Впереди у него были годы революционной борьбы и эмиграции, но когда выдавался случай, он вспоминал о любимом занятии.

Автор – Подготовили В. Богомолова и А. Марков.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©