НовостиПишите намПоискАрхив

В Кремле изменили план
Как в XX веке исчезли почти три десятка памятников с его территории
Большинству россиян и гостей столицы современный облик Московского Кремля давно привычен. Хотя всего столетие назад его территория выглядела несколько иначе: здесь находились уникальные здания, увидеть которые сейчас можно лишь на фотографиях той поры. Большинство из 28 построек, о которых идет речь, были стерты с лица земли в конце 1920-х — начале 1930-х годов. Этот отрезок времени стал самой трагической страницей в истории кремлевских памятников.


Впервые тема масштабной реконструкции Кремля, предполагавшей снос сооружений на его территории, поднимается после окончания Гражданской войны. В 1920 г. отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Народного комиссариата просвещения, возглавляемый супругой наркома по военным и морским делам и председателя РВС РСФСР Н.И. Троцкой, подготовил особый план Кремля, переданный в Гражданский отдел Управления коменданта Московского Кремля. Все кремлевские памятники и сооружения были разделены на четыре группы, основным критерием выступала их археологическая и художественная ценность — конечно, с точки зрения советского руководства.

К первой группе «исключительного археологического и художественного значения» были отнесены 45 памятников: все кремлевские стены и 20 башен; полностью ансамбль Соборной площади; церкви и храмы Чудова и Вознесенского монастырей, колокольня Чудова монастыря; церковь Двенадцати Апостолов и Патриарший дворец; Теремной дворец, Грановитая палата и Золотая Царицына палата, все храмы Большого Кремлевского дворца и собор Спаса Преображения на Бору; церковь Благовещения и церковь Св. Константина и Елены; домовая церковь в Малом Николаевском дворце; Потешный дворец и Царь-колокол.

Во вторую группу — просто «ценных в археологическом и художественном отношении» памятников — вошли: Малый Николаевский дворец, здание Сената, в котором расположились ВЦИК и Рабоче-крестьянское Правительство, Арсенал, часть зданий Чудова монастыря; Большой Кремлевский дворец, Оружейная палата; бывшая Стрелецкая гауптвахта.

Третья группа классифицировалась как «частично древние» сооружения: помещения Вознесенского монастыря «с древним подвалом и частию 1-м этажом», часть помещений Чудова монастыря с древним 1-м этажом; Синодальная библиотека с древними подвалами.

В последнюю группу сооружений, «не имеющих археологического значения», отнесли: часть зданий Чудова и Вознесенского монастырей, Потешный корпус, старое здание Оружейной палаты (начало XIX в., архитектор И.В. Еготов), Кавалерские, Офицерский, Кухонный, Гренадерский, Конюшенный корпуса.

В начале 1920-х гг. этот план оставался только на бумаге. Однако спустя всего несколько лет появляется «Генеральный план Кремля» (1925 г.), где кремлевские памятники поделили уже на три группы, и не только по художественно-историческому значению, но и «способу их использования». К высшей категории относились первые две группы.

Из логики деления кремлевских памятников, так или иначе учитывавшего их исключительную историческую и архитектурно-художественную ценность, следовало, что по крайней мере упомянутым двум группам гарантировалась сохранность. Однако во второй половине 1928 г. ситуация меняется кардинально, когда Президиум ВЦИК принимает решение о строительстве на территории Кремля отдельного здания для Объединенной Военной школы им. ВЦИК.

Первым кремлевским храмом, уничтоженным в ХХ столетии, стала церковь XVII в., посвященная святому равноапостольному императору Восточной Римской империи Константину и его матери святой Елене. Церковь Святых Константина и Елены находилась «на подоле» вблизи башни, получившей то же название. Решение о разборке здания принял в мае 1928 г. секретариат ВЦИК под предлогом «расширения площади кремлевского сада». Другой повод к принятию такого решения раскрывает письмо старого большевика В.И. Невского И.В. Сталину (1929 г.), написанное в защиту намеченных к взрыву кремлевских монастырей: «На месте разрушенной церкви Константина и Елены, в целях устройства спортивной площадки в Кремле, доселе нет никакой спортивной площадки, а валяются кучи мусора». 13 июня 1928 г. секретариат ВЦИК вынес окончательное решение о ее сносе.

17 сентября 1928 г. Президиум ВЦИК принял постановление, определявшее сроки сноса церковных зданий и старинных сооружений Московского Кремля. Вслед за ним последовало дополнение от 19 ноября 1928 г., предписывающее при сносе или перестройке исторических зданий «учитывать интересы научной фиксации и обследования таковых, а также облегчать извлечение и сохранение ценных в музейном отношении деталей по согласованию с Главнаукой».

Степень секретности, которой было окружено это «начинание», отражает тот факт, что информация о предстоящем уничтожении памятников до ведущего заинтересованного учреждения Главнауки Наркомпроса дошла в виде «словесных заявлений коменданта Кремля» только в середине июня 1929 г. Многочисленные запросы с этой стороны в секретариат Президиума ВЦИК и УКМК с просьбами прояснить ситуацию и позволить хотя бы провести научную фотофиксацию памятников зодчества долгое время не имели ответа. Глава Наркомата просвещения А.В. Луначарский направил председателю ВЦИК и ЦИК СССР М.И. Калинину письмо, осуждавшее намеченный снос и проведение такого решения в обход представителей научной общественности. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 4 июля 1929 г. это письмо назвали «антикоммунистическим по духу и совершенно непристойным по тону».

Лишь в сентябре 1929 г. заместитель заведующего секретариата ВЦИК направил запросы, поступившие из Главнауки, на рассмотрение коменданту Московского Кремля. Ответ, последовавший 21 сентября 1929 г., оказался для тех, кто еще питал надежду, что роковое решение отменят, полной неожиданностью: «Вопрос «устарел» — много зданий уже снесены, остальные сносятся. Была комиссия в составе т.т. Смирнова А.П., Шмидта В.В., Ворошилова К.Е., Енукидзе А.С. Они осматривали и докладывали. Все эти дела ведутся на основании соответствующих решений...» Стало понятно, что спасти уникальные памятники истории и архитектуры не удастся.

Два древних кремлевских монастыря, Чудов и Вознесенский, со всеми храмами, церквями, часовнями, некрополями, служебными постройками и Малый Николаевский дворец полностью разрушили. Главный собор Чудова монастыря в честь Чуда Архангела Михаила в Хонех взорвали 17 декабря 1929 г., даже не позволив комиссии ЦГРМ спасти ценнейшую фресковую роспись. К концу 1932 г. на месте снесенных памятников появилось выполненное в неоклассическом стиле, сочетавшемся с расположенным рядом корпусом № 1, здание работы архитектора И.И. Рерберга (корпус № 14). В Большом сквере (на бывшей площади Плац-парад) построили мини-стадион. Военная школа им. ВЦИК занимала это здание всего несколько лет. В 1935 г., когда школу вывели с территории Кремля, здание полностью заняло Управление коменданта Московского Кремля. В 1938 г. в него также переехал Секретариат Президиума Верховного Совета СССР.

Уничтожение уникального ансамбля Чудова и Вознесенского монастырей и Малого Николаевского дворца стало только первым этапом трагической страницы кремлевской истории. В жертву последовавшей вслед за тем реконструкции Большого Кремлевского дворца был принесен целый комплекс памятников и сооружений.

В 1932 г. начинается строительство в Большом Кремлевском дворце Зала заседаний на 2500 мест для проведения партийных съездов и пленумов, сессий Верховных Советов СССР и РСФСР. Осуществление этого проекта требовало значительного изменения хорошо продуманного и организованного внутреннего пространства дворца, возведенного архитектором К.А. Тоном. Принимается решение о реконструкции, а иными словами — полном уничтожении двух парадных залов — Андреевского и Александровского, которые объединили в один.

Первым мероприятием в новом зале стал знаменитый XVII съезд ВКП(б) (26 января — 10 февраля 1934 г.) — съезд «победителей», из его 1961 делегата расстреляли 1108 человек. Возведенный зал (проект архитектора И.А. Иванова-Шица) если и поражал воображение, то только гигантскими размерами. Его площадь составила около 1615 кв. м, длина — 81 м, ширина — 23 м, высота — 18 м. От роскошных исторических интерьеров ничего не осталось. Белые стены расчленялись пилястрами, все пространство зала заполняли места для депутатов. Справа и слева от специального балкона для гостей размещались ложи прессы, вдоль северной стены — ложи представителей дипломатического корпуса…

Помимо реконструкции в Кремле развернули строительство новых сооружений. В 1934 г. на месте собора Спаса Преображения на Бору — древнейшего не только кремлевского, но и московского храма — соорудили пристройку ко дворцу со служебными помещениями. Собор, возведенный в первой половине XIV в. при Иване Калите, находился во внутреннем дворе Большого Кремлевского Дворца. При строительстве дворца в XIX в. К.А. Тон специально спроектировал этот двор, чтобы сохранить храм. Решение о разборе собора приняли на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 24 сентября 1932 г. по предложению А.С. Енукидзе. Храм разобрали в 1933 г., от него не осталось даже фундаментов, за исключением фрагментов фундамента западного притвора, который обнаружили в 1997 г.

Еще одной утратой стало Красное крыльцо — парадный вход с Соборной площади в Святые Сени и Грановитую палату, которым веками пользовались только цари и императоры. Место, которое оно занимало, отдали под столовую для делегатов, депутатов и служащих кремлевских учреждений — она просуществовала до 1993 г. Тогда же с Соборной площади «исчезла» и чугунная ограда с рисунком из пересекающихся «готических» стрельчатых арок, увенчанная двуглавыми золотыми орлами.

В декабре 1932 г. А.С. Енукидзе выступил еще с одним радикальным проектом. В целях «рельефного оформления Мавзолея В.И. Ленина на общем фоне Кремля» он предложил «окрасить в светло-серый цвет Кремлевскую стену с внешней стороны по линии от Арсенальной до Беклемишевской башни». Остается только гадать, что же помешало реализации этого проекта, намеченного на весну 1933 г…

Завершением изменения облика Кремля в новом «пролетарском духе» с полным основанием можно считать появление на кремлевских башнях пятиконечных звезд — символов Советского государства.

Автор – Подготовили В. Богомолова и А. Марков.

 

Вернуться назад Версия для печати
 
 
 
В случае опубликования материалов ссылка на "Kremlin-9.Rosvesty.ru" обязательна.
Федеральный еженедельник «Российские Вести»
Все права защищены 2006 ©